09.10.2020
Alive - My Soundtrack включает в себя интерпретации Дэвида Гэрретта замечательной кино-, теле- и игровой музыки. Он вовлекает нас в путешествие по захватывающему миру Голливуда, при этом не забывая о своих классических корнях. Новый альбом содержит в себе 16 треков на стандартном CD и 23 трека на двойном CD делюкс-версии. В скором времени в своих соц.сетях Дэвид раскроет полный список композиций
Вверх страницы

Вниз страницы

DAVID GARRETT RUSSIAN FORUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DAVID GARRETT RUSSIAN FORUM » Интервью » 15.01.2009 Musik ist keine Religion/ Музыка - это не религия


15.01.2009 Musik ist keine Religion/ Музыка - это не религия

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Musik ist keine Religion

http://www.zeit.de/online/2009/02/david … ew/seite-1

http://s4.uploads.ru/JEo2x.jpg

на немецком языке

Der Stargeiger begeistert ein großes, junges Publikum. Dafür wird er oft kritisiert. Ein Gespräch über Konventionen im Konzertsaal und die Grenzen zwischen Pop und Klassik VON BURKHARD SCHÄFER

ZEIT ONLINE: Herr Garrett, bieten sie auf ihrer Encore-Tour nun leichte Muse, um das Publikum von der allgemeinen Krisenstimmung abzulenken?

David Garrett: Nein. Dieses Crossover-Projekt war nur als Ergänzung zur Klassik gedacht. Den Erfolg sollte man mir jetzt nicht zum Vorwurf machen. Ich habe mich immer an Geigern orientiert, die wussten, dass man sich ein junges Publikum in der Klassik hart erarbeiten muss. Itzhak Perlman und Isaac Stern haben modernere Stücke interpretiert. Außerdem vergisst man mittlerweile, dass Jascha Heifetz Stücke mit Bing Crosby eingespielt hat. Vielleicht wurde ihnen das ebenfalls vorgeworfen, aber im Nachhinein waren sie große Künstler.

ZEIT ONLINE: Die Reaktionen der Feuilletons auf den ersten Teil Ihrer Klassik-Tournee mit der Pianistin Milana Chernyavska waren sehr zwiespältig. Hat Sie das überrascht?

Garrett: Ich habe damit gerechnet. Warum hat aber niemand darüber berichtet, dass die Konzerte ausverkauft und viele junge Leute da waren, die sich für die klassische Musik begeisterten? Das hat so bisher keiner ansatzweise geschafft. Außer vielleicht ein Leonard Bernstein. Dann ergibt es doch wirklich einen Sinn, was ich in den letzten Monaten aufgezogen habe.

ZEIT ONLINE: Lässt solche Kritik Sie also kalt?

Garrett: Man kann mich kritisieren, wie man will. Aber immer wird beklagt, dass keiner zu Klassikkonzerten kommt und die Musik ausstirbt. Wenn jemand Talent mitbringt und etwas dagegen tut, wird es aber ignoriert. Manchmal habe ich das Gefühl, einige wollen gar nicht, dass sich was ändert. Offiziell ist die Klientel der Klassikhörer immer sehr sozial, und es heißt: "Wir sind alle Menschen." Aber im Endeffekt wollen sie allein in ihrer Glaskugel bleiben. Niemand darf daran rütteln. Mir ist vor allem die Meinung der Menschen wichtig, die mir musikalisch etwas bedeuten: Ida Haendel, Itzhak Perlman oder Zubin Mehta. Sollten diese mir signalisieren, dass etwas nicht stimmt, würde mein Warnblinksystem sofort angehen.

ZEIT ONLINE: Sie wollen Kenner, Liebhaber und Fans unter einen Hut bringen. Geht das?

Garrett: Ich denke, das ist ein Kompromiss, der auf lange Sicht funktionieren wird. Der konservative Konzertbesucher muss seine Vorbehalte gegenüber der Jugend überwinden. Da besteht teilweise noch eine Abneigung, die ich überhaupt nicht verstehen kann. Die Jugend kann die klassische Musik genauso lieben wie die ältere Generation. Im Gegenzug verspreche ich, anspruchsvolle Stücke zu spielen und mich dementsprechend professionell auf der Bühne zu verhalten.

ZEIT ONLINE: Zwischenapplaus von Klassik-Neulingen stellt die Nerven von Klassikkennern und Künstlern auf die Probe ...

Garrett: Es war doch früher ganz normal, zwischen den Sätzen zu klatschen. Beim Jazz ist der Applaus nach einer Kadenz oder einem Instrumental-Solo selbstverständlich. Die heute vorherrschende Haltung, das gesamte Werk am Stück hören zu wollen, ist erst um etwa 1900 aufgekommen. Man darf nicht vergessen, dass Musik auch Unterhaltung ist. Ich finde, es darf keine stille Kunst sein. Musik ist keine Religion. Um sie zu genießen, braucht es keiner Andacht. Musik ist etwas Großartiges, man muss aber immer noch die Freiheit haben, sich zu ihr zu bewegen. Wer verkrampft im Konzertsaal sitzt, der kann seine Emotionen nicht wirklich ausleben. Wenn jemand klatschen will, bin ich der Letzte, der "psst" sagt . Das wäre ja unmenschlich.

ZEIT ONLINE: Sie haben die Konzertabende der Kammermusik-Tour mit der späten G-Dur-Sonate von Beethoven begonnen. Ist das nicht ein sehr problematischer Einstieg, insbesondere für Klassik-Neulinge?

Garrett: Gerade den jüngeren Zuhörern muss ich ein großes Kompliment machen. Ich wollte sie mit etwas Anspruchsvollem zum Zuhören zwingen, und sie haben sich unglaublich gut konzentriert. Ich finde, die G-Dur-Sonate ist eine der schönsten Violinsonaten. Ich wollte eine Mischung aus hochqualifizierter Musik, auf die man sich voll konzentrieren muss, und anspruchsvollen Stücken mit Unterhaltungswert, wie die Grieg-Sonate. Die ältere Generation denkt oft, die Jüngeren hätten keine Ahnung von Kultur. Aber wenn sich niemand die Mühe macht, ihnen das Verständnis dafür näher zu bringen, wird sich nie etwas daran ändern. Die Älteren sollten nicht vergessen, dass auch ihnen jemand geholfen hat, die klassische Musik zu verstehen.

ZEIT ONLINE: Wird sich das Programm in der zweiten Hälfte der Klassik-Tournee verändern?

Garrett: Die Werke von Grieg und Sarasate bleiben im Programm. Anstelle der späten Beethoven-Sonate gibt es die A-Dur-Violinsonate von César Franck und das Poème von Ernest Chausson zu hören. Es liegt nicht an den Kritiken, sondern daran, dass ich mal wieder etwas anderes spielen möchte. Routine ist in der Musik das Allerschlimmste, und das merken dann auch die Zuhörer.

ZEIT ONLINE: Viele der jungen Leute sehen Sie mittlerweile als Idol. Wie gehen Sie mit dieser Verantwortung um?

Garrett: Natürlich hat man als Künstler die Verantwortung, von seinem Erfolg etwas zurückzugeben. Es ist entsetzlich, wenn man sich einfach nur feiern lässt. Man muss versuchen, den Leuten, denen es schlecht geht, vom Erreichten ein Stück abzugeben. Ich bin jetzt erst einmal Unesco-Botschafter, werde mich aber in den nächsten Monaten noch für andere Sachen einsetzen, über die ich noch nicht sprechen möchte.

ZEIT ONLINE: Wie bewältigen Sie Ihr bis obenhin gefülltes Tagespensum?

Garrett: Ich arbeite sehr diszipliniert. Das sollen die jungen Leute ruhig sehen. Wenn du etwas erreichen willst, musst du knallhart dafür arbeiten und kämpfen ohne Ende. Diese Erfolgsgeschichten, aus dem Nichts heraus ganz nach oben zu kommen, führen zu falschen Vorstellungen. Es ist großartig, wenn es einmal passiert. Aber man darf jungen Menschen nicht suggerieren: Wir machen nichts und haben danach Erfolg. Das ist ein Trugschluss.

ZEIT ONLINE: Bringt der große Erfolg nicht ein hohes Maß an Fremdbestimmung mit sich?

Garrett: Diese Gefahr besteht, aber ich lasse es nicht zu. Wenn der Erfolg kommt, wollen plötzlich viele Leute etwas von einem. Man muss wissen, was man will. Und was man nicht will. Das ist noch viel wichtiger. Aufgrund meiner Erfahrungen aus der Kindheit achte ich sehr darauf, die Zügel in der Hand zu halten. Ich muss meine Entscheidungen immer mit meinem Gewissen vereinbaren können. Das ist die Konstante, an der ich festhalte.

ZEIT ONLINE: Manch einer vermutet hinter der Doppelkarriere – einerseits anspruchsvoll, andererseits sehr unterhaltsam – eine ausgefeilte Marketingstrategie ...

Garrett: Ich habe jahrelang die Plattenfirmen abgeklappert und versucht, die Leute für das Crossover-Projekt zu gewinnen. Von ausgeklügeltem Marketing kann hier deshalb überhaupt keine Rede sein. Das Marketing, das ich einmal miterlebt habe, war zu meiner Kinder- und Jugendzeit bei der Deutschen Grammophon. Da wurde mir gesagt: "Wir nehmen das auf, du ziehst das an, und sag gefälligst dieses und jenes im Interview." Bevor ich mir das wieder vorschreiben ließe, würde ich die Geige an den Nagel hängen!

ZEIT ONLINE: Was ist Ihr Erfolgsgeheimnis?

Garrett: Ich versuche, so authentisch wie möglich zu sein. Ich stehe mit dem Herzen hinter dem, was ich tue. Ein Grund, warum jetzt alles so gut funktioniert, ist sicherlich, dass die Leute sehen, welch großen Spaß ich momentan habe. Bei der Deutschen Grammophon hat das damals nicht richtig funktioniert, weil das Publikum mein Unwohlsein instinktiv spürte. Es fühlte, dass ich in ein Marketingkorsett geschnürt war. Das Schlimmste im Leben ist, wenn man sich verstellen muss – was ist das für ein erbärmliches Leben.

ZEIT ONLINE: Sie haben keine Berührungsängste und gehen selbst an Orte, die für Klassikmusiker eher ungewöhnlich sind. So waren Sie Laudator für den MTV Game Award.

Garrett: Ja, ich spielte das Super-Mario-Thema auf der Geige, das war witzig. Ich wurde von einem Beat Boxer begleitet, meine Idee. Es war ein Spaß für die Kids, die MTV anschauen. Da kann man doch keine Berührungsängste haben. Wenn jemand die Sendung sieht und dadurch anfängt, sich für die Geige zu interessieren, ist das doch fantastisch, oder?

ZEIT ONLINE: Das Album Encore zeigt mit vielen selbstgeschriebenen Stücken Ihre Experimentierfreudigkeit. Kommt bald eine CD von Ihnen heraus, auf der nur Eigenkompositionen zu hören sind?

Garrett: Komischerweise war das mein erster Gedanke auf der Juilliard School. Ich habe darüber nachgedacht, ein ganzes Album mit eigenen Stücken aufzunehmen. Die Musik auf Virtuoso und Encore ist sehr populär geschrieben. Kaum jemand weiß, dass ich 2003 den Kompositions-Wettbewerb der Juilliard School mit einer Fuge im Stil von Johann Sebastian Bach gewonnen habe. Ich glaube, ich hatte da eine Konkurrenz von tausend Leuten.

ZEIT ONLINE: Das klingt nach einem weiteren Standbein ...

Garrett: Ich habe glücklicherweise immer sehr viel Zuspruch von meinen Lehrern bekommen. Unter anderem auch von dem Komponisten Eric Ewazen, der einer meiner Kompositionslehrer war. Nach diesen Erfahrungen habe ich das Arrangieren und Schreiben von Stücken als eine tolle Sache empfunden. Am Anfang hatte ich Hemmungen, ob es klappt und die Leute es mögen, aber nun macht es mir Riesenspaß. Das ist ein Projekt, das ich unbedingt verfolge. Das kann auch in andere Musikrichtungen gehen. Auf solche Herausforderungen warte ich geduldig.

ZEIT ONLINE: Was wird Ihre nächste Klassik-CD?

Garrett: Als Nächstes spiele ich das Violinkonzert von Mendelssohn mit dem Deutschen Symphonieorchester und Andrew Litton ein. Diese CD kommt voraussichtlich im Herbst auf den Markt. Zusätzlich arrangiere ich Werke anderer Komponisten von der Klassik bis zur Romantik für Geige und Sinfonieorchester. Rachmaninov und Dvořák werden dabei sein. Je mehr Komponisten man mit einbezieht, desto lehrreicher wird es für die Zuhörer. Ich wollte eben alles ein bisschen anders aufziehen. Ich möchte einen Wirbelsturm entfachen und möglichst viele Menschen mitreißen.

Das Gespräch führte Burkhard Schäfer

Отредактировано Alina (07.10.2013 17:35)

+1

2

ВНИМАНИЕ! КОПИРОВАНИЕ И ПЕРЕПОСТ ПЕРЕВОДОВ НА ДРУГИЕ РЕСУРСЫ ТОЛЬКО С СОГЛАСИЯ АДМИНИСТРАЦИИ ФОРУМА!

Музыка – это не религия

Звёздный скрипач приводит в восторг большую, юную публику. За это он зачастую подвергается критике. Разговор о традициях (условностях) в концертном зале и о границах между Поп-музыкой и классикой.

VON BURKHARD SCHÄFER
15. Januar 2009  10:44 Uhr

Господин Гэрретт, в своём Encore-турне Вы предлагаете развлекательное искусство (эстраду) с целью отвлечь публику от общего кризисного настроения?

Нет. Этот кроссовер-проект был задуман как дополнение к классике. Не надо меня сейчас упрекать в успехе. Я всегда ориентировался на скрипачей, которые знают, как тяжело привлечь молодёжь к классике. Ицхак Перлман и Айзек Штерн исполняли современные произведения. К тому же со временем забылось, что Яша Хейфец играл вместе с Бингом Кросби. Возможно, и их в этом упрекали, но потом всё-таки признали их великими артистами.

Реакция музыкального сообщества на первую часть Вашего классического турне с  пианисткой Миланой Чернявской была разнообразной. Вас это удивило?

Я этого ожидал. Но почему никто не писал о том, что все концерты были распроданы, и в публике находилось очень много молодых людей, заинтересовавшихся классикой? До сегодняшнего дня никому не удавалось этого сделать. Кроме, может быть, Леонарда Бернштайна. Значит, всё-таки есть смысл в том, что я сделал за последние месяцы.

читать дальше

Значит, Вы равнодушны к такой критике?

Вы можете критиковать меня, как Вам вздумается. Но постоянно слышны жалобы о том, что на классику приходит всё меньше народу, и что музыка вымирает. Но если кто-то талантливый начинает делать что-то, дабы изменить ситуацию, то его игнорируют. Иногда у меня такое чувство, что некоторые вовсе не хотят каких-либо изменений. С официальной точки зрения клиентура классических слушателей – высокого социально-культурного уровня, что значит: «Все мы – люди.» Но на поверку они хотят существовать сами с собой в своём хрустальном шаре. И никому не позволяется их тормошить. Для меня же важно мнение людей, имеющих для меня лично большой музыкальный вес: Ида Гендель, Ицхак Перлман или Зубин Мета. Стоит только появиться с их стороны сигналу, означающему, что что-то не так, то моя система предупреждения сработает мгновенно.

Вы пытаетесь объединить знатоков, любителей и фанатов. Это возможно?

Я думаю, это компромисс, который в перспективе сможет функционировать. Консервативный посетитель концерта должен преодолеть свои предрассудки относительно молодёжи. Так как тут ещё присутствует некое отчуждение, которое я совершенно не могу понять. Молодёжь может любить классику точно так же, как и более взрослое поколение. В качестве противовеса я обещаю исполнять сложные произведения и соответственно этому вести себя на сцене профессионально.

Аплодисменты новичков классики между частями (одного произведения) пощекотали нервы знатокам классики…

А ведь раньше это было обычным делом, аплодировать между частями. В джазе аплодисменты после каденции или инструментального соло – само собой разумеющееся дело. Господствующая на сегодняшний день позиция, что всё произведение нужно слушать без перерыва, появилась только в 1900 году. Но нельзя забывать, что музыка является так же и развлечением. Моё мнение – она (музыка) не должна быть тихим (спокойным) искусством. Музыка – это не религия. Для наслаждения ею нет необходимости в молитве (благоговении). Музыка – это нечто великолепное, но нужна свобода, приводящая нас к ней (к музыке). Тот, кто сидит в концертном зале, испытывая напряжение,  не может по-настоящему отдаться своим эмоциям. Если кому-то хочется аплодировать, то я буду последним, кто скажет «тсссссс». Это было бы бесчеловечно.

Свои концертные вечера Вы начали с поздней сонаты G-Dur Бетховена. Не является ли она довольно сложным произведением для знакомства новичков с классикой?

Именно юным зрителям я должен сделать комплимент. Я хотел заставить их слушать сложное произведение, и они были невероятно сосредоточены. Я считаю эту Сонату одной из самых красивых скрипичных сонат. Мне хотелось комбинации из высококвалифицированной музыки, требующей полного сосредоточения, и сложных произведений, имеющих развлекательную ценность, таких как Соната Грига. Более взрослое поколение зачастую думает, что молодёжь не имеет никакого понятия о культуре. Но если никто не попытается донести её (культуру) до молодёжи, то никогда ничего не изменится. Старшие не должны забывать, что и им когда-то помогли в понимании классической музыки.

Изменится ли программа во второй части Вашего турне?

Произведения Грига и Сарасате останутся в программе. Вместо сонаты Бетховена будет исполнена  Соната A-Dur Цезара Франка и «Поэма» Эрнеста Шоссона. И тут дело не в критиках, а в том, что мне хочется исполнить что-то другое. Рутина – это самое страшное в музыке, и зритель это тоже замечает.

Многие юные зрители видят в Вас идола. Как вы справляетесь с такой ответственностью?

Конечно же артист несёт ответственность за свой успех и должен им делиться. Это ужасно, когда ты просто им наслаждаешься. Нужно всегда отдавать часть тобою достигнутого людям, которым не очень хорошо в этой жизни. В данный момент я являюсь послом «Юнеско», а в последующие месяцы займусь ещё и другими проектами, о которых я пока не хотел бы говорить.

Как Вы справляетесь со своим таким насыщенным расписанием?

Я работаю очень дисциплинированно. Молодёжи стоит это видеть. Если хочешь чего-то достигнуть, то надо упорно работать и бесконечно бороться. Все эти истории об успехе, пришедшем из ничего, приводят к неправильным представлениям. Здорово, когда это случается именно так. Но нельзя внушать молодёжи, что «мы ничего не делаем, но достигаем успеха». Это – обманка (западня, ложный вывод).

Приносит ли большой успех за собой и опасность того, что за Вас будут решать другие?

Такая опасность есть, но я этого не допускаю. Когда к тебе приходит успех, то вдруг все чего-то от тебя хотят. Но ты должен знать, чего ты хочешь. И чего не хочешь. Это даже важнее. По причине моего опыта из детства я очень слежу за тем, чтобы удерживать поводья в своих руках. Мне необходимо принимать решения, не конфликтующие с моей совестью. Это – константа, которой я придерживаюсь. 

Некоторые предполагают, что за такой двойной карьерой – с одной стороны сложной, с другой стороны очень насыщенной – стоит отточенная маркетинговая стратегия…

Я на протяжении многих лет обивал пороги музыкальных компаний и пытался заинтересовать людей кроссовер-проектами. Так что о продуманном маркетинге здесь не может быть и речи. Маркетинг, с которым я столкнулся – это было во время моего детства и юношества, с компанией Deutschen Grammophon.Мне сказали: «Мы запишем вот ЭТО, ты наденешь вот ЭТО, в интервью ты скажешь ЭТО. Прежде чем мне снова начнут указывать, что мне делать, я лучше совсем брошу скрипку.

Каков Ваш рецепт успеха?

Я стараюсь быть по возможности аутентичным. Я отношусь к своему делу со всей душой. Причиной того, что в данный момент у меня всё так хорошо, является то, что люди видят, насколько я удовлетворён тем, что делаю. В своё время ничего не вышло с  Deutschen Grammophon, потому что публика инстинктивно чувствовала мой дискомфорт. Она чувствовала, что я был плотно «зашнурован» в корсет маркетинга. Самое страшное в жизни – это когда ты вынужден притворяться. Что за жалкая жизнь!

Вы ничего не боитесь и принимаете участие в мероприятиях, которые скорее необычны для классического музыканта. Так, например, вы были панегиристом  на вручении премии MTV Game Award.

Да, я исполнял тему «Super-Mario», это было прикольно. Меня сопровождал бит-боксер, что было моей идеей. Это была шутка для детей - зрителей MTV. Так что чего ж тут бояться? Если кто-то после просмотра передачи заинтересуется скрипкой,  то это же просто  фантастика, или?

Альбом  „Encore» представляет Ваше большое желание экспериментировать и писать собственные сочинения. Выйдет ли в скором времени альбом, содержащий только Ваши собственные композиции?

Странно, но это было моей самой первой мыслью во время обучения в Джульярде. Я подумывал о записи альбома с моими композициями. Музыка в «Virtuoso» и «Encore» написана в популярном стиле. Почти никто не знает, что в 2003 году я победил в конкурсе композиции, проводимом в Джульярде, со своей Фугой в стиле И.С. Баха. Конкуренция была очень высокая, тысячи людей.

Звучит обнадёживающе ( в плане композиторства..прим.пер.)
Мне повезло с учителями, от которых я получал всегда одобрение и поддержку. Среди них – композитор Эрик Эвазен, который был одним из моих преподавателей по композиции.  После этого опыта мне очень понравилось делать аранжировки и сочинять произведения. Вначале я ещё стеснялся. Не знал, получится или нет, понравится ли это людям. Но сейчас мне это доставляет огромное удовольствие. Я обязательно буду развивать этот проект. Возможно, будут и другие музыкальные направления. Такие вызовы я ожидаю с большим терпением.

Каким будет Ваш следующий классический альбом?

Скрипичный концерт Мендельсона с немецким симфоническим оркестром под управлением Andrew Litton. Этот альбом выйдет предположительно осенью. Дополнительно я ещё занимаюсь аранжировками произведений других композиторов (для скрипки и симфонического оркестра), от классики до романтизма. Рахманинов и Дворжак будут на этом альбоме. Чем больше композиторов, тем содержательнее это будет для слушателя. Мне хочется разнообразия. Хотелось бы   вызвать ураган и увлечь за собой как можно больше людей.

+11

3

Элина,СПАСИБО! Толковые вопросы и суперские ответы!
Хотя от скромности парниша не умрет, но мы же ему простим? Он стоит такой оценки!
http://s8.rimg.info/21807c30a29daff0dba96a599c5c7033.gif

+3

4

Elina написал(а):

Мы запишем вот ЭТО, ты наденешь вот ЭТО, в интервью ты скажешь ЭТО. Прежде чем мне снова начнут указывать, что мне делать, я лучше совсем брошу скрипку.

...вот это характер....люблю я такой подход...

...Элина, спасибо большое-пребольшое....очень глубокое интервью.... http://s8.rimg.info/8ef08e148e7c96f3b2d661491386b894.gif   http://s8.rimg.info/8ef08e148e7c96f3b2d661491386b894.gif   http://s8.rimg.info/8ef08e148e7c96f3b2d661491386b894.gif

+2

5

Elina написал(а):

Я на протяжении многих лет обивал пороги музыкальных компаний и пытался заинтересовать людей кроссовер-проектами. Так что о продуманном маркетинге здесь не может быть и речи.

Почему же не может?)) Я на протяжении многих лет обивал пороги музыкальных компаний и пытался заинтересовать людей кроссовер-проектами, а потом мою идею подхватили и на ее основе была создана маркетинговая стратегия))) Может же такое быть? 
Интервью очень классное. Хотелось бы, чтобы так все и было. Но противная зараза, жизненный опыт,  шепчет на ухо всякие пакости)

0

6

Очень глубокое интервью. Много толковых тезисов. Прямо тебе Ленин на броневике) Так и хочется поддержать каждое слово - так все нужно, важно и правильно. Глубокий и обдуманный подход. Если бы можно было бы как - то точно убедиться, что все сказанное - чистая правда, можно было бы верить в человечество) Но и без этого читать приятно. Хотя реально похоже на стратегию. Декларация жизненной позиции и программы действий) Как - то я смотрела интервью  Бориса Гребенщикова и у него спросили: "Вся ваша музыкальная деятельность - искреннее выражение вашей жизненной позиции или - я не помню точную формулировку - сейчас бы сказали, ловкий маркетинговый ход? Так Гребенщиков отшутился - сказал, что ответ "искреннее выражение жизненной позиции" как раз и является "ловким маркетинговым ходом". Этот вопрос задают, наверное, всем успешным людям) В общем, нам, детям, все время интересно, "настоящий ли Дед Мороз"

0

7

Какой - то у меня разговор самой с собою получается :D Что хочу в заключение сказать :D Даже если Деда Мороза и не бывает, видеть его каждый год очень приятно) Если Дэвид Гарретт и результат работы коллектива, то все равно, цели очень достойные. Реформаторство очень правильное) И молодежь привлечь, и классику продвинуть, и "музыка - не религия", и дать людям надежду, доставить удовольствие - все это очень классно) Немножко заставляет призадуматься деловая сторона вопроса, но об этом мы уж тем более ничего не знаем и не узнаем точно. Так что смысла нет заморачиваться, будем радоваться музыке и творчеству)

0

8

lena написал(а):

Если Дэвид Гарретт и результат работы коллектива, то все равно, цели очень достойные.

Глядя на его супер естественность, на его глаза без следов порока, веришь в искренность его слов. Хотя все может быть.......

Этому интервью уже 4,5 года. А что теперь он думает о молодежи, пришла ли она в классические залы после его кроссоверов?

0

9

loveyou написал(а):

А что теперь он думает о молодежи, пришла ли она в классические залы после его кроссоверов?

Конечно пришла. И он неоднократно об этом говорил. Да и примеры из жизни у нас постоянно перед глазами.

+1

10

Elina написал(а):

Вместо сонаты Бетховена будет исполнена  Соната A-Dur Цезара Франка и «Поэма» Эрнеста Шоссона.

эээх... видео бы

+1

11

Elina написал(а):

...сочинять произведения...Я обязательно буду развивать этот проект. Возможно, будут и другие музыкальные направления. Такие вызовы я ожидаю с большим терпением.

ну, а мы ждем с нетерпением )))

0

12

Мне тоже понравился перевод. Хочется думать, что Davi еще и интеллектуал,помимо всех прочих достоинств. Я прочла с десяток переводов интервью- не очень неточтобы непонятных, смысл-то в целом передается, но много мусорных слов,связок,падежи перепутаны... И в итоге остается впечатление, что это не переводчик так переводит,а Davi так говорит. Много все-таки зависит от переводчика. А от этого интервью очень приятное послевкусие. Когда слушаешь Davi-что на нем.что на англ.-как он ,,гладко,, и непринуженно говорит(как песни поет)-мало что понятно, но слушать можно без конца.Спасибо автору заперевод!!))))

+1

13

МаркО, не напишете мне в личку, какие именно переводы тех десятков интервью Вы читали? Хотя я  уже догадываюсь)))...

0

14

Elina! Я такой ,,продвинутый ,, пользователь, что второй раз даже сама не найду где была? Куда заходила? Так что не смогу написать,где я их читала...извините. Я и на этом сайте плохо орентируюсь, сама не могу ничего найти, только по Вашим ссылкам. А если сама здесь сижу , то подряд смотрю, что попадется, поскольку я недавно в и-нете и в вашей ,,теме,,. Если бы я не посмотрела ,,Паганини,, и мне было-бы с кем пообщаться на эту тему поглубже, то я и до сих пор бы с интернетом ,,не дружила,, как-то не было необходимости... Так что спасибо Деви- благодаря тому, что у нас практически нет о нем инф-ции, я теперь осваиваю и- нет ресурсы, и рада общению с вами. Я еще не знаю, как тут написать в личку, поэтому пишу на всеобщее обозрение. Если научите- буду признательна

0

15

Еще хотела спросить, есть ли запись концерта не помню точно, кажется Берлинский опен- эйр, где Девид с Мартинесом? 13 года по-моему концерт, на ютюбе где- то я смотрела кусочки с этого концерта, и в комментах обсуждали, что скоро будет запись его

0

16

Слева, под аватаркой и информацией пользователя стоит "Профиль", "ЛС", "E-mail". "ЛС" - это и есть "Личные Сообщения"...

0

17

А берлинский концерт - здесь:

05.06.2013 Berlin

0


Вы здесь » DAVID GARRETT RUSSIAN FORUM » Интервью » 15.01.2009 Musik ist keine Religion/ Музыка - это не религия