09.10.2020
Alive - My Soundtrack включает в себя интерпретации Дэвида Гэрретта замечательной кино-, теле- и игровой музыки. Он вовлекает нас в путешествие по захватывающему миру Голливуда, при этом не забывая о своих классических корнях. Новый альбом содержит в себе 16 треков на стандартном CD и 23 трека на двойном CD делюкс-версии. В скором времени в своих соц.сетях Дэвид раскроет полный список композиций
Вверх страницы

Вниз страницы

DAVID GARRETT RUSSIAN FORUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DAVID GARRETT RUSSIAN FORUM » Интервью » 03.09.2018 Иногда было довольно неприятно


03.09.2018 Иногда было довольно неприятно

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Дэвид Гарретт: "Иногда было довольно неприятно"
David Garrett: "Zeitweise war es schon unangenehm"

https://www.augsburger-allgemeine.de/ku … 72201.html

http://s9.uploads.ru/t/K4IZa.jpg

03.09.2018
PHILIPP KIEHL

на немецком

Gewalt-Vorwürfe und sein Körper zwangen David Garrett zu Pausen. Hier spricht er über den Balanceakt zwischen Klassik und Rock und den Umgang mit Kritik.

Bandscheibenvorfall, Konzertabsagen, schwere Gewalt-Vorwürfe ihrer Ex-Freundin mit anschließendem Gerichtsprozess. Sind die Schicksalsjahre nun vorbei?

David Garrett: lch würde sie so nicht bezeichnen. Ganz im Gegenteil. Wir sind in dieser Zeit auch erfolgreich getourt. Nichtsdestotrotz war es zeitweise schon unangenehm. Ich habe in den letzten eineinhalb Jahren gut daran getan, mein Privatleben mehr zu schützen und die Freunde vorsichtiger auszusuchen. Aber das Verfahren ist geschlossen, seit knapp zwei Jahren ist die Geschichte vorbei.

Mir war wichtig, dass ich mir nichts vorwerfen kann. Alles andere hat in der Öffentlichkeit nichts zu suchen. Für mich war das eine Lebenserfahrung. Man wächst mit der Aufgabe, und manchmal sind die Aufgaben schwierig. Gerade der Bandscheibenvorfall hat viel Disziplin und Zeit gekostet. Die Geige sechs Monate nicht in die Hand zu nehmen, war für mich nicht so einfach.

Sie leben in zwei Welten, beruflich, wie privat. In New York und Berlin. Musikalisch bewegen Sie sich zwischen „Extremen“: Rock und Klassik...

Garrett: Ich mag die Vielfalt. Das gilt für das Leben und für meinen Beruf. Ich liebe die Musik und das schließt kein Genre aus. Das ist auch eine große Befreiung gewesen, nachdem ich lange Zeit nur Klassik aufgenommen und klassische Konzerte gespielt habe. Nach dem College Abschluss in New York habe ich gesagt, ich möchte meine Identität als Musiker finden ohne Kompromisse. Und dann war für mich klar, das zu machen, was mir Spaß macht. Das ist auch mein Rezept für Erfolg. Aus meiner Erfahrung heraus bist du immer dann besser, wenn du das machst, was Freude bringt. Dann kommt der Erfolg von alleine.

Schon mit 13 Jahren waren Sie bei der Plattenfirma Deutsche Grammophon unter Vertrag. Später sagten Sie, dass sie sich musikalisch nicht entfalten konnte, dass das Korsett zu eng wurde...

Garrett: Es war damals wirklich weitgehend so. Mozart mit Claudio Abbado, als nächstes die 24 Paganini- Capricen. Alles war von der Plattenfirma vorgegeben. Aber fragst du einen 13-Jährigen, „was willst du spielen?“ Dann sagt der natürlich „Fußball“. Je älter man wird, desto eher möchte man seine persönliche Entscheidungsfreiheit haben. Rückblickend habe ich es mit 19 oder 20 kritischer gesehen. Mit ein bisschen Distanz weiß ich, anders hätte es nicht geklappt.

Sind sie aus den Konventionen ausgebrochen?

Garrett: Ich habe damals schon gerne ganz verschiedene Musiken gehört. Und dann habe ich mich gefragt, warum bindest du die nicht in dein Repertoire ein? Abgesehen davon habe ich in der Juilliard School viele Anfragen von Kommilitonen, teilweise Tänzern, teilweise Schauspielern bekommen, die mich fragten, ob ich ihnen nicht für ihre Projekte die Musik machen könne. Das war nicht immer Bach und Beethoven, obwohl ich es habe einfließen lassen. Das war für mich der erste Denkanstoß. Ich fand diese Kombination auch spannend. Und warum sollte man sich nicht den Luxus gönnen, beides zu spielen?

Ein Schritt, mit dem Sie einige Fans und Kritiker verschreckt haben, die dachten, Sie widmen ihr Leben der Klassik...

Garrett: Jeder Anfang ist schwer. Jeder, der etwas neues macht, wird Gegenwind bekommen, und das ist auch gut so. Man muss das auch ein bisschen nachvollziehen können. Welcher 18-Jährige weiß schon, was er machen möchte. Ich habe mit 13 begonnen, Platten aufzunehmen. Die Erwartungshaltung ist völliger Irrsinn. Abgesehen davon gibt es viele junge Leute, die mit 18 aufhören, weil sie keinen Bock mehr haben. Ich hatte großes Glück, dass ich nicht nur das Talent hatte, sondern auch wahnsinnigen Spaß dabei. Nicht unbedingt nur mit dem Instrument, sondern einfach auch damit, Musik machen zu können. Und deshalb bin ich dabei geblieben. Unter Umständen hätte ich auch was ganz anderes gemacht.

Vielen Menschen fällt es schwer, Sie einzuordnen. Wie gehen Sie mit Kritik an Ihnen um?

Garrett: Kritik ist völlig normal. Man muss aber immer die Relationen sehen. Solange man sich mit Leuten umgibt, die einen wertschätzen und umgekehrt, hat das Negative überhaupt keine Bedeutung. Solange man ehrlich mit sich umgeht. Wenn Zubin Mehta, Charles Dutoit und Andrew Litten mir sagen, da stimmt was nicht, dann bin ich beunruhigt. Wenn die Israel Philharmonic mich nicht mehr einlädt und die Münchner Philharmoniker, dann würde ich mir Gedanken machen. Man kann es aber nicht jedem Recht machen. Am Ende geht es um gute Musik.

Sind Sie einfach experimentierfreudig oder ist dieses Wandeln zwischen den Genres auch eine gewisse musikalische Sinnsuche?

Garrett: Keine Sinnsuche. Aber auf der musikalischen Suche ist man immer. Die Leute haben mich auch häufig angesprochen, weil ihnen die Art gefiel, wie ich mit Musik umgehe. Vielleicht war ich auch ein Stück nahbarer und habe keinen Hehl daraus gemacht, dass ich bin, wer ich bin und unterschiedliche Musik gut finde.

Sie werden häufig mit Paganini verglichen, dann aber auch wieder mit Kurt Cobain, trotz Geige. Stören Sie diese Klischees?

Garrett: Warum muss man immer alles einordnen? Dieses Schubladendenken ist doch kontraproduktiv. Gegenwind ist gut. Außerdem kann ich nicht sagen, dass man das Leben von Cobain komplett gutheißen kann. Man muss auch die Distanz zwischen Künstler und Privatem behalten. Klar ist es auch eine Ehre – beide waren große Künstler und da bin ich auch Fan.

„Rock Revolution“ ist eines Ihrer Alben. Ihr Auftreten, ihr Kleidungsstil wirken rebellisch. Sind Sie ein Rebell?

Garrett: Musikalisch gesehen vielleicht. Rückgrat trifft vielleicht aber eher zu. Natürlich muss man sich im Leben durchsetzen. Es gab viele Kollegen, die gesagt haben, es wird nicht funktionieren, die Leute werden nicht zur Klassik kommen. Doch am Ende habe ich recht behalten. Doch eine gewisse Sturheit und der Glaube an sich ist ganz wichtig.

Dann kehren Sie wieder zu Ihren Wurzeln der Klassik zurück...

Garrett: Als Musiker muss man ein zu Hause haben. Das Fundament meiner Musik ist die klassische Ausbildung. Natürlich habe ich mich in den letzten Jahren weiterentwickelt, etwa in der Frage, wie ich Instrumente in die Rock- und Pop-Arrangements einbinde. Aber der Grundstein kommt aus der Klassik. Dementsprechend lege ich viel Wert darauf, dass das nicht in den Hintergrund gerät.

Welche Musik hören Sie privat? Wie ergeben sich neue Arrangements?

Garrett: Von Schlager bis Rock eigentlich alles. Wenn mir ein Stück gefällt, überlege ich mir erst mal die Harmoniefolge. Der Song „Dangerous“ von David Guetta ist zum Beispiel nahezu perfekt geeignet.

Sie sind sehr diszipliniert. Ihr Vater galt als besonders streng.

Garrett: Da würde er mir auch zustimmen. Zu 100 Prozent kann ich sagen, dass mein Vater dafür verantwortlich ist, dass ich ein guter Geiger geworden bin. Er hat schon darauf geachtet, dass ich jeden Tag viel arbeite. Es geht in diesem Bereich, glaube ich, darum, dass man früh anfangen muss – und jemanden braucht, der einen ab und zu antreibt. Ich habe es bei Klassik-Musikern noch nie erlebt, dass es nicht so war – und der Musiker trotzdem erfolgreich geworden ist. Ich bin früher vielleicht manchmal zu kritisch damit umgegangen, weil ich zeitlich zu nah dran war. Mit ein bisschen Abstand kann ich das neutraler beurteilen.

Sie haben mal den Weltrekord im Schnellspielen anhand von Rimski-Korsakows „Hummelflug“ aufgestellt. Welche Rolle spielt die Perfektion für Sie?

Garrett: Da bin ich ein wenig reingeschlittert. Das war eine Kindersendung, wo jemand mit der Stoppuhr stand. Schaffst du das in 65 Sekunden oder sogar drunter? Ich habe aber schon als Kind Stücke sehr schnell spielen können. Es gibt ein schönes Zitat von dem großen Geiger Nathan Milstein. Der sagte: Entweder kannst du spielen oder nicht. Technik ist ein Fundament, das man sich im Alter zwischen fünf und 15 aneignen sollte.

Ihr neues Album „Unlimited“ ist ein musikalischer Rückblick auf die vergangenen zehn Jahre. Wie haben Sie diese Zeit erlebt und sich entwickelt?

Garrett: Das waren zehn fantastische Jahre. Rückblickend ist es manchmal schwer zu fassen, was da so alles passiert ist und auch immer mit einem großen Erfolg verbunden war. Damit hatte ich gar nicht gerechnet. Heute gehe ich mit einer großen Demut damit um. Zehn Jahre hört sich kurz an. Aber als Künstler ist das eine Ewigkeit.

Werden Sie eines Tages auch mal ein Album ausschließlich aus Ihrer Feder herausbringen?

Garrett: Ich habe beim Album „Explosive“ über 80 Prozent selber geschrieben. Ich habe mir die Türen immer offen gehalten und auch immer darauf geachtet, selber mitzuwirken. Das plane ich auch in der Zukunft, diese Mischung zwischen Arrangieren und Komponieren beizubehalten.

Ist es für Sie auch ein Ziel, in Ihrer zweiten Heimat Amerika noch bekannter zu werden?

Garrett: Das ist aktuell keine Zielsetzung. Jetzt konzentrieren wir uns auf die Tour und das Album und alles andere steht in den Sternen.

Können Sie sich vorstellen, auch mal auf einem Rockfestival zu spielen?

Garrett: Die Stimmung stelle ich mir richtig toll vor. Und man sollte ja niemals nie sagen.

Zur Person: David Garrett, 1980 in Aachen geboren, hatte im Alter von vier Jahren erstmals eine Geige in der Hand. Mit neun Jahren spielte er vor einem breiteren Publikum und galt als Wunderkind. Er studierte bei Itzhak Perlman an der Juilliard School in New York. Sein Markenzeichen ist die Verbindung von klassischer Musik und Rockmusik.

https://vk.com/video426371126_456239494

+2

2

ВНИМАНИЕ! КОПИРОВАНИЕ И ЦИТИРОВАНИЕ ПЕРЕВОДОВ НА ДРУГИЕ РЕСУРСЫ КАТЕГОРИЧЕСКИ ЗАПРЕЩЕНЫ! ТОЛЬКО РЕПОСТ ПОСРЕДСТВОМ ФУНКЦИИ "ПОДЕЛИТЬСЯ В СОЦ.СЕТЯХ" В САМОМ НИЗУ ЭТОЙ СТРАНИЦЫ!

Иногда было довольно неприятно*

Обвинения в насилии и его организм вынудили Дэвида Гэрретта сделать перерыв. Он говорит с нами о балансе между классикой и роком и о том, как он справляется с критикой.

Филипп Киль (Philipp Kiehl)

Межпозвоночная грыжа, отмены концертов, тяжкие обвинения в насилии со стороны его бывшей девушки, которые привели к судебному процессу.  Перестал ли злой рок его преследовать?

Я бы не назвал это так. Даже напротив. В это время у нас даже прошли успешные гастроли. Но тем не менее, временами было всё-таки очень неприятно. В последние полтора года я постарался максимально защитить свою личную жизнь и быть более осторожным в выборе друзей. Но процесс окончен, с момента завершения истории прошло уже почти два года.
Для меня было важно, что мне не в чем упрекнуть себя. Всё остальное общественности не касается (а не "всё остальное - ерунда", как в другом переводе). Для меня это был жизненный опыт. Человек растёт за счёт уроков, и иногда это трудные уроки. Особенно история с межпозвоночной грыжей потребовала много дисциплины и времени. Для меня было непросто на полгода отказаться от скрипки.

Вы живёте в  двух мирах, как в профессиональном плане, так и в личном. В Нью-Йорке и в Берлине. В музыкальном же плане - Вы вращаетесь между двумя "крайностями": рок и классика...
Мне нравится разнообразие. Это касается как самой жизни, так и профессии. Я люблю музыку, и эта любовь не исключает никаких жанров. Для меня это так же стало большим освобождением после  записей и концертов классической музыки на протяжении длительного времени.  После завершения учёбы в Нью-Йорке я сказал, что я хочу найти себя, как музыканта, без всяких компромиссов. И после этого я чётко понял, что буду заниматься тем, что приносит мне удовольствие. Это и есть мой рецепт успеха. Из своего опыта я понял, что можно стать лучше только в том случае, если ты делаешь что-то, что приносит радость. Тогда и успех не заставит себя ждать.

Уже в 13 лет Вы заключили договор со звукозаписывающей компанией Deutsche Grammophon. Позже Вы сказали, что у Вас не было возможности развития в музыкальном плане, что корсет стал слишком узким...
В то время это было во многом действительно так. Моцарт с Клаудио Аббадо, затем - 24 Каприса Паганини. Всё исходило от звукозаписывающей компании. Но если 13-летнего мальчика спрашивают "что ты хочешь играть?", то он отвечает "футбол". Чем старше ты становишься, тем большей свободы тебе хочется в принятии собственных решений. Оглядываясь назад, могу сказать, что в 19-20 лет я смотрел на это более критично (категорично). Объективно говоря, я знаю (сейчас), что поступи я иначе, то ничего не получилось бы.

Вы освободились от условностей? (традиций)
Уже тогда мне нравилось слушать совершенно разную музыку. И тогда я спросил себя, почему бы не внести это в свой репертуар? Кроме того, в Джульярдской школе мои сокурсники - в частности танцоры и актёры - часто просили меня играть для их музыкальных проектов. И это не всегда были Бах и Бетховен, хотя я и их включал в свои исполнения. Для меня это было первым толчком к размышлениям. Мне была очень интересна эта комбинация. Так почему бы не позволить себе роскошь исполнения того и другого?

Этим шагом Вы отпугнули множество Ваших поклонников и критиков, которые думали, что Вы посвятите свою жизнь классике...
Каждое начало даётся непросто. Каждый, кто делает что-то новое, встречает сопротивление, и это нормально. Это можно понять. Кто же в 18-летнем возрасте может знать, чего ему хочется? В 13 лет я начал записывать альбомы. Соответствовать ожиданиям других - это полная ерунда (безумие, бессмыслица) (а не "Ждать чего-то было бы неправильно", как в другом переводе). Кроме того, многие 18-летние молодые люди в 18 лет бросают всё, потому что у них пропадает всякое желание (а не " потому что они теряют опору, основу для своей работы"). Мне невероятно повезло в том, что у меня был не только талант, но и безумная радость (удовольствие) от всего этого. Не только от самого инструмента, а просто от возможности творить музыку. И поэтому я продолжил заниматься этим. Не исключена возможность, что при определённых обстоятельствах я занялся бы чем-то совершенно другим.

Многим людям сложно Вас классифицировать. Как Вы справляетесь с критикой?
Критика - это совершенно нормальное явление.  Но тут необходимо уметь отделять зёрна от плевел. До тех пор пока ты окружён людьми, которые тебя уважают (ценят) или наоборот, негативный аспект не имеет никакого значения. Надо оставаться честным с самим собой. Если Зубина Мета, Charles Dutoit и Andrew Litten мне скажут, что я делаю что-то не так, то я начну беспокоиться. Если Израильский и Мюнхенский Филармонические оркестры перестанут меня приглашать, то я начну переживать. Но всем не угодишь (а не "Но не следует признавать правоту за каждым").  В итоге должна звучать хорошая музыка.

Вам просто нравится экспериментировать, или это хождение от одного жанра к другому является определённым музыкальным поиском смысла?
Никаких поисков смысла. Но я всегда нахожусь в музыкальном поиске. Многие люди часто со мной заговаривали, потому что им нравится мой способ подачи музыки. Возможно, я был в какой-то степени более доступен и не делал из этого никакой тайны, что я такой, какой  есть и что мне нравится разная музыка.

Вас часто сравнивают с Паганини, но так же и с Куртом Кобейном - несмотря на скрипку. Вас раздражают эти клише?
Почему всё всегда нужно классифицировать? Мышление такими клише довольно контрпродуктивно. Сопротивление (дословно - встречный ветер...прим.пер.) - это хорошо. Кроме того, я бы не сказал, что жизнь Кобейна можно полностью одобрить. Необходимо соблюдать дистанцию между творчеством и личным. Конечно же, это честь - оба были великими артистами, и я их поклонник.

Один из альбомов называется "Rock Revolution". Ваша манера поведения, Ваш стиль одежды производят бунтарское впечатление. Вы бунтарь?
С точки зрения музыки - возможно. Но, может быть, лучше  подходит определение "твёрдость характера" (сила духа). Естественно, в жизни нужно за всё бороться. Многие коллеги мне говорили, что ничего не получится, люди не будут ходить на классику. Но в итоге я оказался прав. Однако, очень важны так же определённая доля упрямства (упорства) и веры.

Затем Вы снова вернулись к своим классическим корням...
Музыкант должен иметь свой "дом". Фундамент моей музыки - классическое образование. Конечно же, в течение последних лет я продолжал развиваться, в том числе и в вопросе использования инструментов в рок- и поп-аранжировках. Но основа заложена в классике. Соответственно, я придаю большое значение тому, чтобы это не ушло на второй план.

Какую музыку слушаете? Как рождаются новые аранжировки?
В принципе, всю музыку - от шлягера до рока. Если мне понравилась какая-то песня, то для начала я продумываю гармоническую последовательность. Например, песня Дэвида Гетты "Dangerous" подошла почти идеально.

Вы очень дисциплинированны. Ваш отец был очень строгим.
Он согласится со мной. Со стопроцентной уверенностью могу сказать, что мой отец ответственен за то, что я стал хорошим скрипачом (а не "мой отец несет ответственность за то, что я работаю много каждый день").  Да, он следил за тем, чтобы я ежедневно много работал. В нашем деле нужно начинать очень рано, и рядом необходим человек, который  тебя время от времени подгонял бы (пришпоривал). Я ещё не видел ни одного классического музыканта, у которого было бы иначе и он всё равно стал бы успешным. Наверное, раньше я слишком категорично к этому относился, потому что прошло не так много времени (с тех пор, когда папа заставлял много работать и быть дисциплинированным...прим.пер.) (а не " так как мне все это было чрезвычайно близко"). По прошествии же времени  я стал относиться к этому  более нейтрально.

Однажды Вы установили мировой рекорд по скорости, исполнив "Полёт шмеля" Римского-Корсакова. Какую роль для Вас играет совершенство? (безупречность, идеальность) 
Я невольно попал в эту ситуацию (а не " Тут мне просто немного повезло"). Это была детская передача, у кого-то был секундомер. Сможешь сыграть за 65 секунд или даже за меньшее время? Но я уже ребёнком умел играть очень быстро.  Есть прекрасная цитата великого скрипача Натана Мильштайна. Он сказал: Либо ты умеешь играть, либо нет. Техника - это фундамент, который необходимо заложить в период от пяти до пятнадцать лет.

Ваш новый альбом "Unlimited" - это музыкальная ретроспектива последних десяти лет. Каким было это время для Вас и как проходило Ваше формирование? (рост, развитие)
Это были десять фантастических лет. Оглядываясь назад, иногда трудно осознать всё произошедшее, которое сопровождалось большим успехом. Я совсем такого не ожидал. Сегодня я принимаю всё это с большим смирением. Десять лет - звучит как короткий промежуток времени. Но для артиста это целая вечность.

Запишите ли когда-нибудь альбом, состоящий исключительно из композиций, вышедших из-под Вашего пера?
Альбом "Explosive" на 80% состоит из моих композиций. Я всегда оставлял для себя двери открытыми и всегда принимал во всём участие. И в будущем планирую продолжать делать аранжировки и сочинять собственные произведения.

У Вас есть цель стать ещё более популярным на Вашей второй Родине - Америке?
В данный момент такой цели нет. Сейчас мы сосредоточены на гастролях и на альбоме, а всё остальное пока ещё неизвестно.

Можете себе представить выступление на рок-фестивале?
Могу представить себе совершенно замечательную атмосферу. И - никогда не говори "никогда".

*что интересно - изначально это интервью называлось "Мой отец следил за тем, чтобы я ежедневно много работал" (а не "мой отец убедился, что я много работаю" - как в другом переводе). Но потом название изменили на другое.

оформлено

+7

3

Спасибо! Интересно, откровенно! Мужское такое интервьюhttp://s8.rimg.info/542b3bf2de37cbfa9dc422107d405313.gif

+1

4

Elina написал(а):

Многие коллеги мне говорили, что ничего не получится, люди не будут ходить на классику.

Так мы готовы на классику. Когда, а?)))

Elina написал(а):

мой отец ответственен за то, что я стал хорошим скрипачом

Спасибо папе))

Elina написал(а):

Альбом "Explosive" на 80% состоит из моих композиций.

Хм... При всём уважении - ну не на 80%)))

Elina написал(а):

Можете себе представить выступление на рок-фестивале?
Могу представить себе совершенно замечательную атмосферу. И - никогда не говори "никогда".

Не зависимо от состава других участников на фестивале будет аншлаг в этом случае на 100%!)))

Элина, спасибо!  http://s8.rimg.info/770d4fd9760c4b089c65e413d5b1b1f7.gif

+1

5

Elina написал(а):

*что интересно - изначально это интервью называлось "Мой отец следил за тем, чтобы я ежедневно много работал" (а не "мой отец убедился, что я много работаю" - как в другом переводе). Но потом название изменили на другое.

Так же это интервью выходило в другом издании под другим названием

Warum Geiger David Garrett gern mal Gegenwind bekommt
https://www.suedkurier.de/ueberregional … 1O_jqgsyts

0


Вы здесь » DAVID GARRETT RUSSIAN FORUM » Интервью » 03.09.2018 Иногда было довольно неприятно