09.10.2020
Alive - My Soundtrack включает в себя интерпретации Дэвида Гэрретта замечательной кино-, теле- и игровой музыки. Он вовлекает нас в путешествие по захватывающему миру Голливуда, при этом не забывая о своих классических корнях. Новый альбом содержит в себе 16 треков на стандартном CD и 23 трека на двойном CD делюкс-версии. В скором времени в своих соц.сетях Дэвид раскроет полный список композиций
Вверх страницы

Вниз страницы

DAVID GARRETT RUSSIAN FORUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DAVID GARRETT RUSSIAN FORUM » Интервью » 25.04.2019 Иоганн Себастьян Бах - мой король и мой кумир


25.04.2019 Иоганн Себастьян Бах - мой король и мой кумир

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Иоганн Себастьян Бах - мой король и мой кумир
„Johann Sebastian Bach ist mein König und mein Idol“

https://www.morgenweb.de/mannheimer-mor … VXmY56SGns
http://s9.uploads.ru/t/Wv1nV.jpg

на немецком

25. April 2019 Autor: Markus Mertens

Klassik-Pop-Crossover: Interview mit Stargeiger David Garrett über die Grenzenlosigkeit seiner Musik, Kritik, physische Schmerzen, ständige Selbstüberbietung, Vorbilder und die zentrale Rolle seines Instruments.

Mit neun Jahren galt David Christian Bongartz als Wunderkind der Geige – mit 19 emanzipierte er sich unter dem Künstlernamen David Garrett vom eigenen Erfolg und beschritt einen musikalischen Weg zwischen Anspruch und Kommerzialisierung, der bis heute kontrovers diskutiert wird. Denn während die Fans einen Superstar im Aufstieg auf seinem Weg geleitetet haben, dem es gelungen war, sein Instrument auch fernab der Klassik populär zu machen, betrauerten die Traditionalisten einen gefallenen Engel ihrer Zunft. Im vor Abdruck autorisierten Telefoninterview spricht der heute 38-Jährige vor seinem Konzert am Montag, 27. Mai, in der Mannheimer SAP Arena daher pflichtgemäß über die Grenzenlosigkeit seiner Musik, reflektiert aber auch die Mechanismen der Branche mit seltener Offenheit. Ein Gespräch über hohe Ziele und die Grenzen des Ehrgeizes.

Herr Garrett, als Sohn eines Geigenauktionators haben Sie die ersten Prunkstücke von Amati und Stradivari vermutlich schon gesehen, als Sie das Wort Violine noch gar nicht aussprechen konnten – prägt das?

David Garrett: Ich würde lügen, wenn ich sage, dass mich dieser Kosmos nicht fasziniert hätte. Tatsächlich war es aber eher die Eifersucht auf meinen älteren Bruder, die für mich die Geige interessant machte. Denn was er hatte, wollte ich natürlich auch. Eigentlich ein banaler Hintergrund, aber mit wunderbarem Ergebnis.

Wer, wie Sie, auf eine Tour geht, die er „Unlimited“, also „Grenzenlos“ im Wortsinn nennt, gibt ein großes Motto aus, das täglich neu mit Inhalt gefüllt werden muss. Bekommt man da keine Probleme mit der eigenen Hybris?

Garrett: Offen gestanden gehe ich mit großer Spannung und Freude auf diese Tour. Denn der internationale Erfolg war etwas, das ich mir so nicht hatte erträumen können. Mein Anspruch war schon, dem älteren Publikum, für das ich schon früh in meiner Karriere gespielt habe, ein jüngeres hinzuzufügen, dem man auch etwas wirklich anderes anbieten kann. Dass das aber so grandios ankommen würde, damit hat wirklich niemand gerechnet.

Trotzdem ist Ihre Biographie an Brüchen nicht arm – es gibt nicht wenige, die in Ihnen den nächsten Yehudi Menuhin sahen. Sind Sie mit sich selbst im Reinen?

Garrett: Absolut. Ich habe immer das Beste aus beiden Bereichen herausgeholt, mit Einspielungen von Beethoven und Brahms gezeigt, dass ich die Klassik nicht vergessen habe, und denke, dass mir der Erfolg da auch Recht gibt.

Genau der ist Ihnen ja aber nicht selten von jenen zum Vorwurf gemacht worden, die in Ihnen das verlorene Schaf der Klassik sahen. Schluckt man das einfach so?

Garrett: Ich sehe das ganz klar als Motivation. Natürlich kann man Kritik als deprimierend verstehen – oder man steht zu dem, was man macht. Ich habe die Dinge in meinem Leben immer mit Qualität, mit großem Verständnis und Respekt betrieben, egal, ob es um Klassik, Pop oder Rock ging. Und wenn man das weiß, prallt die Kritik zwar nicht an einem ab, aber man nimmt sie irgendwann nur noch sekundär war.

Sie haben mit 17 alle Paganini-Capricen eingespielt, täglich acht Stunden geübt. Denken Sie sich heute manchmal: Ich habe mich zu sehr geschliffen?

Garrett: Das hat schon auch mal physisch wehgetan, aber es ist doch normal, dass man als junger Mensch große Ambitionen hat und die eigenen Leistungsgrenzen austesten will. Du weißt noch nicht, wann dein Körper nicht mehr mitmacht. Und auch wenn du dich und dein Limit über die Jahre hinweg immer besser kennenlernst: Irgendwann wird es zu viel.

Sie haben diese Grenzen mit Ihrem Bandscheibenvorfall ja selbst deutlich aufgezeigt bekommen. Sind einem solche Einschnitte eine Lehre?

Garrett: Das ist die andere Form von Disziplin, in solchen Momenten die richtigen Entscheidungen zu treffen und dann eben auch einiges abzusagen. Ganz klar, das war keine leichte Zeit, aber ich hatte zum Glück ein Team hinter mir, das vollstes Verständnis dafür hatte, dass wir pausieren, bis ich wieder hundertprozentig gesund bin. Ein Konsens, für den ich sehr dankbar war, weil wir wissen, dass wir alle noch lange miteinander zusammenarbeiten wollen. Aber es ist schon richtig: Man lernt in solchen Momenten, dass Druck auch Gift sein kann und die Erholung ein notwendiges Gut ist, das nicht auf der Strecke bleiben darf.

Haben Sie denn nie den Eindruck gehabt, dass Sie sich von Programm zu Programm zunehmend selbst besiegen müssen? Nach dem Motto: David gegen David?

Garrett: Der Ansporn ist schon, immer wieder etwas Neues und Aufregendes auf die Beine zu stellen, aber ich habe sehr viel Glück, da ich ein Mensch bin, der sehr neugierig ist und ständig Ideen entwickelt. Insofern ist es noch nie so gewesen, dass ich vor der Konzeption einer neuen Show wirklich ratlos gewesen bin. Nach einer sehr langen Tournee ist es schon so, dass man erst einmal Zeit für sich braucht, um sich von den Strapazen zu erholen. Aber dann fallen mir meist sogar spontan die besten Dinge ein. Ich kann mich nicht immer mit der letzten Tour messen, aber man muss jede Show als eigenständiges Projekt sehen – mit dem Anspruch etwas wirklich Neues zu kreieren.

Von Super Mario bis Michael Jackson haben Sie versucht, sich die Welt melodisch zu eigen zu machen. Wie begegnet man da dem Vorwurf der Beliebigkeit?

Garrett: Um beliebig zu sein, spiele ich ein viel zu spezielles Instrument. Zumal ich mit jedem Top-Dirigenten und den bekanntesten Orchestern weltweit zusammenarbeiten durfte und glauben Sie mir: Die laden mich nicht ein, weil ich so schöne Haare habe (lacht).

Hadern Sie denn mit Ihrer Attraktivität?

Garrett: Überhaupt gar nicht und das ist ja auch völlig subjektiv. Ein gewisses Aussehen öffnet vielleicht manche Türen, aber ich spiele doch nicht besser oder schlechter Geige, weil man mich für schön hält.

Kommen Sie schon, das Aussehen hat mit dem Marketing nichts zu tun? Das behaupten Sie jetzt nicht wirklich…

Garrett: Nun ja, Elvis Presley sah doch auch gut aus und war gleichzeitig ein toller Typ und Sänger. Wir können ihm deswegen seine Optik doch nicht zum Vorwurf machen. Wenn jemand neben seinem Talent auch noch eine gewisse Attraktivität mitbringt: Warum soll man das denn nicht nutzen und vorantreiben? Ich sehe das überhaupt nicht als verkehrt. Wenn man ein tolles Produkt hat, kann man das mit einer tollen Verpackung doch auch anpreisen. Schokolade von Lindt würde man doch auch nicht roh in einem verlotterten Karton anbieten.

Solange man selbst nicht zum Produkt wird, das am Ende missbraucht wird…

Garrett: Um im Bild zu bleiben: Wenn die Schokolade nicht schmeckt, bringt auch die schönste Verpackung nichts.

Dabei haben Sie sich die Verpackung mit Auftritten bei „Wetten, dass..?“ und „TV Total“ ja durchaus selbst ausgesucht. Sicher nicht mit dem Anspruch ästhetischer Erziehung, oder?

Garrett: Erziehen will ich niemanden, aber es ist schon mein großer Traum, möglichst viele Menschen von einem Instrument zu begeistern, das viel mehr kann, als die meisten glauben. Das Merkwürdige an der Geschichte ist, dass Promotion im Rock, im Pop und im Jazz völlig selbstverständlich ist und ich mich aber in der Klassik regelmäßig dafür entschuldigen muss. Dabei sollten wir doch eigentlich stolz darauf sein, was für Musik wir hier spielen dürfen.

2003 haben Sie mit einer Fuge im Stil von Johann Sebastian Bach den Kompositionswettbewerb der hochrenommierten Julliard School in New York gewonnen – wann darf man denn das erste Album mit eigenen Stücken erwarten?

Garrett: Auf „Explosive“ etwa stammen ja 80 Prozent der Stücke von mir, auch die Filmmusik zum Film „Paganini“ habe ich mitgeschrieben, also ist es ja nicht so, dass ich auf meinen Alben selbst nie komponiert hätte. Aber es stimmt schon, dass mich ein ganz eigenes Projekt reizt. Ich habe auch schon unglaublich viel Material für ein solches Album, aber dafür brauchst du den richtigen Moment. Und wann das der Fall ist, weiß ich heute noch nicht.

Das klingt ja zumindest für die Fans, als sei das aktuelle Best-of-Album mit Sicherheit kein Ende…

Garrett: Auf keinen Fall! Das ist nur ein weiteres Kapitel von vielen, die noch folgen werden. Dabei muss auch nicht alles „Höher, Schneller, Weiter“ sein. Vielleicht machen wir auch mal eine Akustik-Tour, bei der wir mit vier Jungs auf die Bühne gehen und das war’s. Manchmal ist es auch schön und sympathisch, mal zwei Schritte zurückzugehen – showtechnisch, aber auch musikalisch. Da gibt es so viele Möglichkeiten, die ich noch ergründen will.

Gibt es denn den Punkt X, der Ihre Karriere krönend zu Ende bringen soll?

Garrett: Wenn ich eine Krankheit habe und nicht mehr spielen kann, dann würde ich sofort aufhören. Aber ansonsten gibt es nicht vieles, das mich davon abhalten kann, dieser Leidenschaft so lange nachzugehen, wie mein Herz noch schlägt. Denn ich weiß ganz sicher: Wenn ich die Geige aus meinem Leben streichen würde, würde ich mich selbst herausstreichen – zumindest jetzt.

Da sind Sie dann doch wieder ganz bei sich und Ihren Anfängen – so wie Bach…

Garrett: Johann Sebastian Bach ist mein König und mein Idol. Für mich hat er die Musik auf eine Art und Weise revolutioniert, wie das nach ihm keiner mehr geschafft hat. Nach allem, was er harmonisch erschaffen hat, können wir froh sein, darauf zurückgreifen zu dürfen. Da kann ich Geige spielen, solange ich will: Bach ist der Größte.

© Mannheimer Morgen, Donnerstag, 25.04.2019

+2

2

ВНИМАНИЕ! ЦИТИРОВАНИЕ, А ТАК ЖЕ ЧАСТИЧНОЕ ИЛИ ПОЛНОЕ КОПИРОВАНИЕ НАШИХ ПЕРЕВОДОВ НА ДРУГИЕ РЕСУРСЫ КАТЕГОРИЧЕСКИ ЗАПРЕЩЕНЫ!

25.04.2019
Автор: Маркус Мертенс (Markus Mertens)

Классик-поп-кроссовер: интервью со звёздным скрипачом о безграничности его музыки, критике, физических болях, постоянном желании превзойти самого себя, кумирах и центральной роли его инструмента.

В 9 лет Дэвида Кристиана Бонгартца считали вундеркиндом - в 19 лет, под псевдонимом Дэвид Гэрретт, он освободился от собственного успеха и ступил на музыкальный путь между высокими требованиями и коммерциализацией, который по сей день вызывает споры. Ведь в то время как поклонники суперзвезды - которой удалось популяризировать скрипку вне классики - были верными спутниками на его пути восхождения, традиционалисты скорбели по падшему ангелу их круга. Поэтому в одобренном перед выходом в печать телефонном интервью 38-летний музыкант - в преддверии своего концерта 27 мая на SAP Арене Маннхайма - говорит, как того требует долг, о безграничности своей музыки, отражая при этом механизмы своей сферы деятельности с редкой открытостью. Разговор о высоких целях и границах честолюбия.

Господин Гэрретт, будучи сыном владельца аукционного дома скрипок Вы, вероятно, лицезрели роскошные инструменты Амати и Страдивари ещё когда даже не могли произнести слова "скрипка" - это формирует?
Я соврал бы, если бы сказал, что этот космос меня не очаровал. Но на самом деле это была, скорее всего, ревность (а не "зависть", как в другом переводе) к моему старшему брату, которая разбудила во мне интерес к скрипке. Потому что мне хотелось, конечно же, иметь всё, что есть и у него. В принципе, банальная подоплёка, но с замечательным результатом.

Отправляясь в тур, который Вы называете "Unlimited", то есть "Безграничность", Вы выдвигаете громкий лозунг, который необходимо ежедневно заполнять новым содержимым. Не возникает при этом проблем с собственной гордыней?
Откровенно говоря, в этот тур я отправляюсь с радостью и большим интересом. Потому что я никогда и не мечтал о таком международном успехе. Да, моей целью (задачей) было  расширить публику старшего поколения - для которой я играл с ранних лет своей карьеры - более молодой публикой, которой можно предложить и что-то другое. Но никто не рассчитывал на такой грандиозный результат. 

И всё же Ваша биография богата переломами - немало людей видели в Вас следующего Иегуди Менухина. Вы находитесь в согласии с самим собой?
Безусловно! Я всегда извлекал всё самое лучшее из обеих областей, записями концертов Бетховена и Брамса показал, что я не забыл классику, и считаю, что и в классике мой успех заслужен.

Но именно этот успех Вам нередко ставили в упрёк те, кто считал Вас заблудшей овцой классики. Вы просто это проглатываете?
Я совершенно чётко вижу в этом мотивацию. Конечно же, критику можно воспринимать как нечто угнетающее - а можно и защищать то, что делаешь. Я всегда всё делал с качеством, большим пониманием и уважением, будь то классика, поп или рок. И зная это - не скажу, что критика от меня отскакивает, но в какой-то момент она становится просто вторична.

В 17 лет Вы записали все Каприсы Паганини, занимались ежедневно по восемь часов. Думаете ли Вы сегодня иногда: я слишком оттачивал (шлифовал) себя (свой стиль)?
Да, физическая боль иногда присутствовала, но ведь это нормально, когда у молодого человека есть большие амбиции и ему хочется испытать границы своей трудоспособности. В тот момент тебе ещё неведомо, когда твоё тело больше не сможет функционировать. Даже если ты на протяжении многих лет познаёшь свой лимит всё лучше и лучше: в какой-то момент это становится уже слишком.

Вы сами чётко показали эти границы своей межпозвоночной грыжей. Становятся ли такие переломные моменты уроком?
Это обратная сторона дисциплины - принимать в такие моменты правильные решения и, как следствие, отменять множество концертов. Естественно, это было нелёгкое время, но к счастью меня поддержала команда, которая с полным пониманием отнеслась к тому, что мы берём перерыв до моего стопроцентного выздоровления. Консенсус, за который я очень благодарен, потому что мы знаем, что всем нам хочется ещё очень долго работать друг с другом. Но да, верно:  в такие моменты учишься тому, что давление может стать отравой, а отдых - необходимое благо, о котором нельзя забывать.

Разве у Вас никогда не было ощущения, что от программы к программе Вы по нарастающей старались превзойти (победить) самого себя? Следуя девизу: Дэвид против Дэвида?
Да, всегда есть стимул творить что-то новое и интересное (захватывающее), но мне очень повезло, так как я очень любопытный человек и постоянно работаю над какими-то идеями. Так что никогда не было такого, чтобы я был в полной растерянности относительно концепции нового шоу. Да, после очень долгого тура в первую очередь нужно время для себя, чтобы отдохнуть от большого напряжения. Но потом у меня появляются, в большинстве случаев даже спонтанно, самые лучшие идеи. Я не могу постоянно мерить себя по последнему туру, но каждое новое шоу необходимо воспринимать как самостоятельный проект - с целью (задачей) сотворить что-то действительно новое.

Мелодиями от Супер Марио до Майкла Джексона Вы пытались завладеть миром. Как реагируете на упрёки во всеядности?   (а не " Как Вы встречаете обвинения в популярности?"   в  другом переводе)

Для того чтобы быть всеядным, я играю на слишком специфическом инструменте. К тому же, мне посчастливилось поработать вместе со всеми первоклассными дирижёрами и самыми известными оркестрами по всему миру. И поверьте мне: они приглашают меня не потому, что у меня такие красивые волосы (смеётся).

Вы ропщете на свою привлекательность?
Вовсе нет, и это абсолютно субъективное понятие. Возможно, определённая внешность и открывает некоторые двери, но ведь я не играю лучше или хуже, потому что меня считают красивым.

Бросьте, внешность никак не связана с маркетингом? Вы же это не серьёзно?
Ну как сказать...Элвис Пресли тоже был красивым и в то же время был замечательной личностью и певцом. Мы же не можем  упрекать его из-за этого в его внешности? Если талантливый человек обладает ещё и привлекательностью - почему же нельзя это использовать и продвигать вперёд? Абсолютно не вижу в этом ничего неправильного. Если есть замечательный продукт, то его можно же рекламировать в красивой упаковке. Ведь шоколад Lindt тоже не будут предлагать в сыром виде в  разорванном картоне.

До тех пор, пока ты сам не становишься продуктом, которого, в конечном итоге, используют...
Не отходя от темы: если шоколад невкусный, то не поможет даже самая красивая упаковка.

При этом Вы сами выбрали для себя упаковку, участвуя в таких программах как "Wetten,dass...?" и "TV Total". Наверняка не с целью эстетического воспитания, или?
Я никого не хочу воспитывать, но это всё же моя большая мечта - вдохновить как можно больше людей инструментом, который может намного больше, чем многие думают. Что самое странное во всей этой истории - промоушн рок-, поп- и джазовой музыки воспринимается как нечто само собой разумеющееся, а вот в классике я вынужден за это всё время извиняться. А ведь, в принципе, мы должны гордиться тем, какую музыку нам выпадает счастье играть.

В 2003 году Вы победили в композиционном конкурсе в широко известной музыкальной школе Джульярда в Нью-Йорке, исполнив Фугу в стиле Баха - когда нам ожидать первый альбом с Вашими собственными композициями?
В альбоме "Explosive" - 80 процентов моей музыки, а так же музыка к фильму "Паганини", так что это неверно, что я никогда не сочинял что-то сам для своих альбомов. Но верно то, что меня влечёт идея чисто собственного проекта. У меня уже есть невероятное количество материала для такого альбома, но для этого нужен подходящий момент. И когда он наступит, я пока не знаю.

Во всяком случае, для поклоников это звучит так, что новый альбом лучших хитов, несомненно, не последний...
Ни в коем случае! Это ещё одна глава из многих, которые последуют в будущем. При чём не обязательно придерживаться правила "Выше, быстрее, дальше". Возможно, мы сделаем когда-нибудь акустический тур - только мы с четырьмя парнями на сцене и всё. Иногда это хорошо и приятно, делать два шага назад - как в плане шоу, так и в музыкальном.  Существует ещё так много возможностей, которые мне хочется изучить.

Существует ли какой-то пункт икс, который должен блестяще увенчать Вашу карьеру?
Если какая-то болезнь больше не позволит мне играть, то я тут же прекращу. В противном случае - нет почти ничего такого, что заставило бы меня отказаться от этой страсти до тех пор, пока бьётся моё сердце. Потому что я совершенно уверен: вычеркнув из своей жизни скрипку, я вычеркну самого себя - во всяком случае в данный момент.

В таком случае Вы снова вернётесь к себе и своим истокам (началам, начинаниям) - как Бах...
Иоганн Себастиан Бах - это мой король и мой кумир. Я считаю, что он на свой лад революционировал музыку так, как не удалось никому другому после него. Мы должны радоваться тому, что имеем доступ ко всему тому, что он сотворил в плане музыкальной гармонии (а не "В конце концов, то, что он создал, гармонично, и, возможно, мы были бы рады вернуться к этому" в другом переводе). И я могу до упаду играть на скрипке  (а  не "Пока я могу играть на скрипке" в другом переводе), но: Бах - самый великий.

© Mannheimer Morgen, Четверг, 25.04.2019

+19

3

Elina написал(а):

Если есть замечательный продукт, то его можно же рекламировать в красивой упаковке. Ведь шоколад Lindt тоже не будут предлагать в сыром виде в  разорванном картоне.

http://s9.rimg.info/0d721614095b7b3aa2c97f95e064911a.gif  Меня всегда восхищает его образность и яркость мышления)) А если б знал русский язык - мать моя прокуратура, какие были б интервью!)))

Elina написал(а):

У меня уже есть невероятное количество материала для такого альбома, но для этого нужен подходящий момент. И когда он наступит, я пока не знаю.

Вдохновение не снизошло ещё видимо))

Elina написал(а):

Во всяком случае, для поклоников это звучит так, что новый альбом лучших хитов, несомненно, не последний...
Ни в коем случае! Это ещё одна глава из многих, которые последуют в будущем. При чём не обязательно придерживаться правила "Выше, быстрее, дальше". Возможно, мы сделаем когда-нибудь акустический тур - только мы с четырьмя парнями на сцене и всё. Иногда это хорошо и приятно, делать два шага назад - как в плане шоу, так и в музыкальном.  Существует ещё так много возможностей, которые мне хочется изучить.

http://s8.rimg.info/ce4c58c554a2573ffee82c7f76e6b28e.gif  Мне кажется или Маэстро засиделся слегка дома?

Elina написал(а):

нет почти ничего такого, что заставило бы меня отказаться от этой страсти до тех пор, пока бьётся моё сердце. Потому что я совершенно уверен: вычеркнув из своей жизни скрипку, я вычеркну самого себя - во всяком случае в данный момент.

http://s.rimg.info/3c29472e16150f8634b04104fff23fd0.gif  Ты ж хосспади... Как сказал то. В цитаты.

Маэстро, приезжайте в Москву, а?

Элина, спасибо!  http://s8.rimg.info/770d4fd9760c4b089c65e413d5b1b1f7.gif

+7

4

"Падший ангел в кругу традиционалистов", "заблудшая овца классики", "роптать", "скорбеть", "вернуться к истокам, "увенчать карьеру", "высокие цели и границы честолюбия".
Это просто прелесть что такое!! Весьма, весьма... )))

+2

5

Ну красота же)))) просто услада для глаз такие речевые обороты)))))))) Спасибо!!!!

+3

6

Olga Abushenko написал(а):

Ну красота же)))) просто услада для глаз такие речевые обороты)))))))) Спасибо!!!!

На здоровье! Не портьте психику автопереводами и иже с ними)))...

+3

7

Лёна написал(а):

Маэстро, приезжайте в Москву, а?

Елена, полностью поддерживаю!

+1

8

Элина, огромное спасибо за перевод!

+1

9

Элина, спасибо большое!  Прям - праздник души твой перевод.

+1


Вы здесь » DAVID GARRETT RUSSIAN FORUM » Интервью » 25.04.2019 Иоганн Себастьян Бах - мой король и мой кумир