Вверх страницы

Вниз страницы

DAVID GARRETT скрипач-виртуоз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DAVID GARRETT скрипач-виртуоз » Интервью » 12.06.2008 Musik ist Liebe/ Музыка - это любовь


12.06.2008 Musik ist Liebe/ Музыка - это любовь

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Musik ist Liebe

http://www.david-garrett-fans.com/english/press_8.html

Музыка - это любовь

на немецком

„Musik ist Liebe“

D12 Begabt, schön, erfolgreich. Und männlich. Der Ausnahmegeiger erobert die Konzertpodien der Welt. Sogar Jugendliche lauschen seinem Spiel. Muss er dafür Kompromisse machen?

Rheinischer Merkur: Herr Garrett, früher wurden Sie als Wunderkind gefeiert, heute stehen Sie dem Begriff eher kritisch gegenüber...

David Garrett: Ich habe von klein auf knochenhart dafür gearbeitet. Aber zur Vermarktungsstrategie gehört, dass das Publikum nichts davon merken soll. Die Plattenfirma kann ja nicht sagen: Wir haben hier jemanden, der wird täglich stundenlang getriezt. Wer geht schon in ein Konzert, wenn er weiß, auf der Bühne sieht es zwar gut aus, aber hinter der Bühne gibt es Knüppelsuppe?

RM: Aber Fleiß ohne Begabung und Faszination geht dann auch wieder nicht?

Garrett: Richtig. Es muss eine Begabung da sein, sonst kannst du drillen ohne Ende und machst dabei nur etwas kaputt. Der Drill macht sowieso schon viel kaputt, aber wenn die Begabung da ist, dann kannst du es aushalten, weil du weißt, dass es funktioniert.

RM: Müssen Sie sich auf das Standardrepertoire, also Bach, Mozart, Brahms, überhaupt noch vorbereiten?

Garrett: Ich bereite mich immer neu vor und nehme nie die alten Noten, sondern besorge mir immer neue. Denn alte Noten bedeuten: alte Fingersätze, alte Bindungen, alte Herangehensweisen. Man muss praktisch immer wieder bei Null anfangen. Man muss sich wirklich für jedes Stück Zeit nehmen, dann findet und ändert man auch Sachen. Und zwar ändert man sie dann ganz bewusst, weil man genau weiß, warum man sie ändert. Und das ist ganz wichtig.

RM: Geigern wie Anne-Sophie Mutter und Gidon Kremer wurden Violinkonzerte gewidmet. Wie müsste sich ein Konzert für Sie anhören?

Garrett: Ein guter Freund von mir, Gil Shohat, der Musikalische Direktor des Israel Chamber Orchestra, schreibt gerade etwas für mich. Ich bin ja ein Riesenfan der russischen Spätromantik, also Tschaikowski, Rachmaninow. Das ist Musik, bei der mein Herz aufgeht. Ich habe zu Gil gesagt, schreib Melodien, die ans Herz gehen. Die Geige ist ein Instrument, das der menschlichen Stimme so nahe ist, und deshalb muss es emotional sein. Also nicht nur rhythmische Phrasen und alles abgehackt, sondern symphonisch und mit großen Bögen. Diese Anweisung habe ich ihm gegeben, ob er sich daran hält, ist wieder eine andere Frage.

RM: Hilary Hahn hat jüngst das Violinkonzert von Schönberg eingespielt. Wären die Zwölftöner etwas für Sie?

Garrett: Prinzipiell schon, aber momentan wäre das nicht der richtige Zeitpunkt. Ich bin gedanklich noch eher bei Mozart, Bach, Beethoven und Brahms. Wenn ich irgendwann Langeweile verspüre und auf der anderen Seite das Interesse da ist, mich in diese Richtung weiterzuentwickeln, klar, dann auf alle Fälle.

RM: . . . oder hat es vielleicht damit zu tun, dass sich CDs mit atonalen Stücken nicht so gut verkaufen?

Garrett: Das hat nichts mit Verkaufen zu tun. Zumindest nicht bei mir. Was glauben Sie, wie viele Leute davon abgeraten haben, die „Virtuoso“-CD zu machen?

RM: 99 von 100.

Garrett: Es waren neunundneunzigeinhalb. Nein, mit Verkauf hat das wirklich nichts zu tun. Auf der anderen Seite bewundere ich Hilary Hahn, dass sie die Plattenfirma dazu überreden konnte, eine solche CD zu machen. Die Grammophon hat sich garantiert nicht einladend dazu geäußert, das können Sie mir glauben. Die wollten bestimmt lieber Vivaldis Vier Jahreszeiten von Hilary . . .

RM: Können Sie sich vorstellen, auch die weniger populären Stücke für Solovioline wie etwa die Sonaten von Max Reger aufzuführen oder auf CD einzuspielen?

Garrett: Das Musikgeschäft ist nicht mehr so wie vor 25 Jahren, wo jede CD sich in der Regel auch ein paar tausend Mal verkaufte. Wenn du heutzutage etwas Unpopuläres machen möchtest, musst du unglaublichen Erfolg haben, um es durchzudrücken. Es gibt sicherlich viele Projekte, die ich sehr gerne machen möchte. Ob das die Violinsonaten von Ernst sind, die ich absolut phantastisch finde . . .

RM: . . . von wem?

Garrett: Von Heinrich Wilhelm Ernst, einem Zeitgenossen von Paganini, aber noch ein Stück härter von der Gangart. Solche Sachen faszinieren mich, die würde ich auch super gerne aufnehmen, aber ich finde keine Plattenfirma, die das mit mir machen möchte.

RM: Was denken Sie, wenn nicht nur Jugendliche, sondern auch Kinder in Ihre Konzerte kommen?

Garrett: Da freue ich mich riesig. Ich bin mit sieben Jahren auch in Konzerte gegangen, so gesehen finde ich das ganz normal. Andererseits ist mir durchaus bewusst, dass es ungewöhnlich ist, aber ich wünschte, es wäre die Norm. Gerade weil man als Kind Musik ganz unmittelbar und intuitiv aufnimmt. Wenn du zum Beispiel nie ein Buch liest, bis du 16, 17 Jahre alt bist, dann wird es schwierig, sich damit zu befassen. Deshalb ist es wichtig, das Ohr so früh wie möglich in viele verschiedene Richtungen zu trainieren, also nicht nur Klassik zu hören, nicht nur Pop.

RM: Zurzeit reisen Sie ständig in der ganzen Welt herum, schlafen wenig. Leidet da die Konzentrationsfähigkeit?

Garrett: Nein, in dem Moment, in dem du die Geige in der Hand hast, bist du in dieser Glocke drin und dann konzentrierst du dich auch. Klar ist das manchmal etwas schwieriger, aber es ist mir noch nie aufgefallen, dass man deswegen schlechter spielt. Man muss sich halt ein bisschen mehr anstrengen, das ist richtig.

RM: Stellt sich bei Ihren vielen Auftritten nicht auch oft Routine ein?

Garrett: Routine ist etwas sehr Wichtiges. Routine bedeutet, dass dein Körper in jeder Situation weiß, was passiert. Selbst wenn du im Halbschlaf bist, musst du immer noch in der Lage sein, das Stück auf hohem Niveau zu spielen.

RM: Sie haben Ihr ganzes Leben mit Musik verbracht: Was bedeutet Musik?

Garrett: Musik ist ein Ausdruck von Liebe. Musik kann nie Hass sein. Musik ist immer eine positive Emotion. Sie kann traurig sein, aber sie ist immer die Hoffnung. Musik kann Gedanken zum Guten verändern kann. Wenn man große Musik hört wie die Quartette von Beethoven, kann man einfach nicht brutal sein. Zumindest hoffe ich das. Natürlich gibt es immer Ausnahmen.

RM: Welche Inspiration gibt es für Sie außerhalb der Musik?

Garrett: Auch wenn es sich vielleicht banal anhört: Frauen. Ich komme mir jetzt zwar vor wie in einem schlechten Film, aber es ist einfach so. Dabei meine ich nicht in erster Linie Sexualität, sondern die emotionale Beziehung. Es gibt ja nichts Schöneres, als wenn du jemanden von Herzen liebst. Diese Glücksgefühle, die du hast: Man will besser sein, als man eigentlich ist, und man hat plötzlich ganz andere Pläne und Motivation. Ich wüsste nicht, dass es irgendetwas anderes im Leben geben würde, was so erfüllend ist. Das muss in die Musik einfließen. Ebenso dürfte es bei den Komponisten gewesen sein, ich glaube nicht, dass Mozart etwas anderes hätte sagen können. Das Spiel zwischen Mann und Frau, diese ganze Chemie, das bestimmt unser Leben.

(Quelle: Burkhard Schäfer, 12.06.2008, http://www.merkur.de/2008_24__Musik_ist … no_cache=1)

ВНИМАНИЕ! КОПИРОВАНИЕ, ЦИТИРОВАНИЕ И ПЕРЕПОСТ ПЕРЕВОДОВ НА ДРУГИЕ РЕСУРСЫ КАТЕГОРИЧЕСКИ ЗАПРЕЩЕНЫ!

Талантливый, красивый, успешный. И мужественный. Исключительный скрипач завоёвывает концертные площадки во всём мире. Даже молодёжь слушает его игру. Идёт ли он ради этого на какие-то компромиссы?

Rheinischer Merkur: господин Гэрретт, раньше Вас прославляли как вундеркинда, сегодня Вы относитесь критически к этому определению.
Дэвид: с раннего возраста я упорно трудился. Но маркетинговая стратегия требует, чтобы публике это было незаметно. Ведь звукозаписывающая компания не может сказать: у нас тут есть кое-кто, кого ежедневно муштруют на протяжении многих часов. Никто не пойдёт на концерт, зная, что хотя на сцене всё и выглядит хорошо, но за сценой происходит хорошая трёпка.

RM: но одного прилежания, без таланта и очарования, тоже ведь недостаточно?
Дэвид: правильно. Талант должен присутствовать, иначе - можно муштровать до бесконечности и только нанести вред. Муштровка сама по себе многое разрушает, но если есть талант, то ты можешь это выдержать, потому что знаешь, что всё получится.

RM: Вам всё ещё нужно готовиться для стандартного репертуара - Бах, Моцарт, Брамс?
Дэвид: я всегда готовлюсь заново и никогда не использую старые ноты, а всегда достаю новые. Так как старые ноты означают: старая аппликатура, старые связки, старые подходы. Практически надо всегда начинать с нуля. Нужно действительно уделять каждому произведению достаточно времени, тогда возможно  найти и изменить некоторые вещи. При чём ты изменяешь их  совершенно осознанно, потому что точно знаешь, почему ты их изменяешь. И это очень важно.

RM: таким скрипачам как Анне-Софи Муттер и Гидону Кремеру посвящались целые скрипичные концерты. Как должен звучать концерт, посвящённый Вам?
Дэвид: мой хороший друг, Gil Shohat, музыкальный директор Израильского камерного оркестра, как раз пишет кое-что для меня. Ведь я большой поклонник русского позднего романтизма, то есть - Чайковского, Рахманинова. Эта музыка переполняет счастьем мою душу. Я сказал Гилю, сочини мелодии, которые берут за душу. Скрипка - это инструмент, который очень близок человеческому голосу, поэтому должно быть что-то эмоциональное. То есть не только ритмические фразы и всё такое отрывистое, а нечто симфоническое и с большими (длинными)  лигами. Я дал ему такие указания, а будет ли он их придерживаться - это уже другой вопрос. 

RM: Хилари Хан (Hilary Hahn) недавно записала концерт Шёнберга. Вам нравится двенадцатитоновая техника?
Дэвид: в принципе да, но не сейчас. Мыслями я пока ещё с музыкой Моцарта, Баха, Бетховена и Брамса. Если когда-нибудь мне станет скучно и у меня появится интерес к развитию в этом направлении - то конечно, в любом случае. 

RM: ...или это связано с тем, что альбомы с атональной музыкой не так хорошо продаются?
Дэвид: это никак не связано с продажами. По меньшей мере не в моём случае. Как Вы думаете, сколько людей отговаривали меня записать альбом "Virtuoso"?

RM: 99 из 100
Дэвид: 99 с половиной. Нет, реально, это не связано с продажами. С другой стороны, я восхищаюсь Хилари Хан, что ей удалось уговорить звукозаписывающую компанию на запись такого альбома.  Поверьте мне, Grammophon  выразил своё мнение по этому поводу не очень приветливо, гарантирую. Им наверняка хотелось бы "Времена года" Вивальди в исполнении Хилари. 

RM: можете представить себе исполнение или запись на диск таких малопопулярных произведений для  скрипки соло как, например, Сонаты Макса Регера (Max Reger)?
Дэвид: музыкальный бизнес уже не тот, что 25 лет назад, когда каждый диск продавался, как правило, в количестве нескольких тысяч. Если сегодня тебе захочется сделать что-то не популярное, то ты должен быть невероятно успешным, чтобы это провернуть. Конечно же, есть много проектов, которыми мне очень хотелось бы заняться. Будь то скрипичные сонаты Эрнста, которые я нахожу просто фантастическими...

RM:... чьи сонаты?
Дэвид: Хайнрих Вильгельм Эрнст (Heinrich Wilhelm Ernst), современник Паганини, но немного жёстче по стилю. Такие вещи меня восхищают, я с большим  удовольствием бы их записал, но я не могу найти звукозаписывающую компанию, которая хотела бы сделать это  со мной.

RM: что Вы думаете насчёт того, что на Ваши концерты приходит не только молодёжь, но и дети?
Дэвид: моя радость огромна. Я тоже ходил на концерты, когда мне было семь лет. С этой точки зрения это совершенно нормально. С другой стороны, я отлично понимаю, что это необычно, но мне хотелось бы, чтобы это стало нормой. Именно потому, что ребёнок воспринимает музыку абсолютно непосредственно и интуитивно. Если ты, например, до 16-17-летнего возраста никогда не читал книгу, то потом будет сложно заниматься этим делом. Поэтому важно как можно раньше начинать тренировать ухо (слух) в различных направлениях, то есть слушать не только классику и не только поп-музыку.

RM: в данный момент Вы гастролируете по всему миру, мало спите. Страдает ли от этого способность концентрироваться?
Дэвид: нет, в тот момент, когда ты берёшь в руки скрипку, ты погружаешься в процесс и концентрируешься. Конечно же, иногда это немного трудно, но  я никогда не замечал, что из-за этого начинаешь играть хуже. Просто надо немного больше напрячься, это верно.

RM:  не становится ли зачастую рутиной такое большое количество Ваших выступлений?
Дэвид: рутина - это нечто очень важное. Рутина означает, что твоё тело в любой ситуации знает, что происходит. Даже если ты полусонный, ты всегда обязан быть в состоянии исполнять произведение на высоком уровне.

RM: всю свою жизнь Вы провели с музыкой: что значит музыка?
Дэвид: музыка - это выражение любви. Музыка никогда не может быть ненавистью. Музыка - это всегда позитивная эмоция. Она может быть печальной, но она всегда - надежда. Музыка может изменить мысли к лучшему. Слушая такую великую музыку как Квартет Бетховена, просто невозможно быть брутальным. По меньшей мере я надеюсь на это. Конечно же, бывают исключения. 

RM: что ещё Вас вдохновляет, помимо музыки?
Дэвид: даже если это, возможно, прозвучит банально: женщины. Хотя я и ощущаю сейчас себя, как в плохом фильме, но это так. При этом я имею в виду  в первую очередь не сексуальность, а эмоциональную связь. Нет ничего прекраснее, когда ты любишь кого-то всем сердцем. Это ощущение счастья: хочется становиться лучше, чем ты есть на самом деле, и вдруг неожиданно появляются совершенно другие планы и мотивация. Я не знаю ничего другого в жизни, что могло бы так тебя наполнять. Это должно влиться в музыку. То же самое было и у композиторов, не думаю, что Моцарт сказал бы как-то по-другому. Игра между мужчиной и женщиной, вся эта химия, это и определяет нашу жизнь.

+20

2

Элина, большое спасибо за перевод!  http://s8.rimg.info/770d4fd9760c4b089c65e413d5b1b1f7.gif 

Elina написал(а):

RM:... Как должен звучать концерт, посвящённый Вам?
Дэвид: мой хороший друг, Gil Shohat, музыкальный директор Израильского камерного оркестра, как раз пишет кое-что для меня... Я сказал Гилю, сочини мелодии, которые берут за душу.....

Прошу простить моё невежество, но всё же...эмм, сочинил ли "хороший друг, Gil Shohat" эти самые, берущие за душу мелодии, и где можно послушать концерт, посвящённый Дэвиду Гарретту??? ))

+2

3

Lanka, видимо, друг не последовал указаниям Дэвида)))...и ему не понравился результат, раз мы до сих пор ничего не слышали о таком произведении...

+1

4

А вопросы-то какие! Журналист явно подкован в вопросах музыки, что приятно, поскольку выводит разговор на абсолютно другой уровень.
Элина, спасибо!

+2

5

Элина спасибо ОГРОМНОЕ!!!!!!очень понравилось)))))

+3


Вы здесь » DAVID GARRETT скрипач-виртуоз » Интервью » 12.06.2008 Musik ist Liebe/ Музыка - это любовь