Вверх страницы

Вниз страницы

DAVID GARRETT скрипач-виртуоз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DAVID GARRETT скрипач-виртуоз » Интервью » 20.10.2009 Голиаф? Нет: Давид. Дэвид Гарретт


20.10.2009 Голиаф? Нет: Давид. Дэвид Гарретт

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Поездка на машине со звёздным скрипачом, говорящим о том, что каждый день он начинает с нуля.
______________________

Голиаф? Нет: Давид. Дэвид Гарретт

Goliath? Nein: David. David Garrett

20 Oktober 2009

http://www.crescendo.de/goliath-nein-da … ett-33380/

http://sa.uploads.ru/t/qoMPw.jpg

Eine Autofahrt mit dem Star-Geiger, der von sich sagt, dass er jeden Tag bei Null anfangen muss.

Pirmasens, 11.00 Uhr, Hotel-Lobby. In der pfälzischen Stadt hatte David Garrett am Vorabend sein erstes in einer Reihe von drei Konzerten gegeben. Jetzt soll es weiter nach Bonn gehen, der nächsten Station seiner Klassik-Tour, doch der Meister lässt auf sich warten. “David schläft noch”, sagt sein Manager, gestern sei es mal wieder spät geworden. Man fahre erst in etwa einer Stunde. Gegen Viertel vor zwölf spaziert ein sichtlich übernächtigter David Garrett in die Lobby. Er grüßt mit einem herzlichen Händedruck und entschuldigt sich für seinen Jetlag und die damit verbundene Verspätung.

Er sei vor drei Tagen aus den USA angereist und habe die Zeitumstellung noch in den Knochen. “Eingeschlafen bin ich erst gegen sechs Uhr in der Früh.” Während der Manager das Gepäck im Auto verstaut und den Geigenkoffer auf die Rückbank legt, zahlt der Geigenvirtuose noch brav sein Zimmer und führt dabei Smalltalk mit dem Hotelbesitzer. Als er fertig ist und sich zum Gehen wendet, wird er vom Hotelchef nochmals zurückgerufen: “Vergessen Sie Ihren Hut nicht, Herr Garrett!”

David Garrett nimmt auf dem weit nach hinten geschobenen Beifahrersitz Platz. Vor uns liegen knapp drei Stunden Fahrt. Das Sonnenlicht sickert durchs Autofenster. Die Stimmung ist gelöst, der Wahl-New Yorker ist trotz seiner offensichtlichen Müdigkeit geistig hellwach, bestens gelaunt und eloquent. Normalerweise nutzt er die Fahrten zwischen den Städten auch dazu, den dringend erforderlichen Schlaf nachzuholen oder, wenn die Größe des Fahrzeugs es erlaubt, zum Geigespielen. Manchmal gebe er im Auto auch Interviews, doch dieses Mal habe das Management auf seinen Wunsch hin alle Anfragen abgeblockt. Nur für crescendo habe er eine Ausnahme gemacht, sagt er verschmitzt lächelnd und nimmt einen Schluck aus der Flasche mit Apfelschorle. Auf das Frühstück im Hotel hat er, wie fast immer, verzichtet.

Wir nähern uns der Autobahn, als der Manager das Wort ergreift: “Ich habe ausgerechnet, dass David Garrett im Mai jede 1,3. Nacht in einem anderen Hotel übernachtet hat. Für den Oktober ist eine Tour durch 24 amerikanische Städte geplant.” Raubbau an der Gesundheit scheint vorprogrammiert. “Man muss auf seinen Körper hören und Konsequenzen daraus ziehen”, sagt das ehemalige Wunderkind und spricht aus schmerzhafter Erfahrung, hat er sich doch in Teenager-Jahren einen Bandscheibenvorfall zugezogen, der schon damals auf körperliche Fehlhaltungen zurückzuführen war. Mit steigender Popularität und einem Übungspensum von sechs bis sieben Stunden täglich – die Konzerte nicht mit eingerechnet – muss der Stargeiger heute auf sich und seinen Körper selbst aufpassen. “Glücklicherweise habe ich gelernt, die körperlichen Alarmzeichen zu verstehen und auch mal Wünsche und Angebote abzuschlagen.” Dann wird David Garrett plötzlich sehr ernst, nimmt das Mikrophon meines Diktiergerätes in beide Hände und sagt fast ein bisschen feierlich: “Ich möchte die Gelegenheit nutzen und mich hier bei all denjenigen offiziell dafür zu entschuldigen, die auch mal ein Nein von mir zu hören bekommen. Bitte nehmt das nicht persönlich, aber ich kann einfach nicht mehr alles machen, was ich gern tun würde.”

Am Autobahnrastplatz Hunsrück-Ost legen wir eine Pause ein. Gelegenheit, im Shop ein paar Dinge einzukaufen. Garrett bleibt im Auto zurück. Er möchte nur ein Sandwich – “am liebsten Vollkornbrot” – auf keinen Fall Snacks, egal ob salzig oder süß. Das sei eine der wenigen Marotten, die er habe, gesteht er später auf der Weiterfahrt und fügt hinzu: “Die Hotels, in denen ich übernachte, wissen das und haben Anweisung, alles bis auf das Mineralwasser und die Saftschorlen aus meiner Minibar zu entfernen. Auch Backstage gilt Snack-Verbot.” Sonst könne es passieren, dass er über die Kalorienbomben herfalle, “und diese Art von Ernährung ist auf Dauer einfach nicht gesund.” Auch Medikamente, etwa zum Einschlafen oder gegen den Jetlag, lehnt er strikt ab. “Dann doch lieber wach liegen und wissen: Ich habe die Routine, auch unausgeschlafen meinen Part auf hohem Niveau spielen zu können.”

Zehn Minuten später geht es wieder auf die Autobahn, das Gespräch wendet sich dem Thema USA zu. Bislang hatte sich David Garrett immer gefreut, jenseits des großen Teiches zumindest etwas mehr Ruhe vor dem Job zu haben als in Deutschland, wo ihn mittlerweile fast jede(r) kennt. Aber seit es auch in den Staaten mit der Karriere steil bergauf geht, ist es damit bald vorbei. Trotzdem: “Ich könnte mir nicht vorstellen, nicht in New York zu wohnen” sagt er. “Es stört mich auch nicht, weder dort, noch in Deutschland, wenn Leute mich ansprechen. Das ist doch eher eine Motivation, es zeigt, dass man gute Arbeit geleistet und etwas bewegt hat.” Seine Art, solche Dinge auszusprechen, ist von einer entwaffnenden Offenheit und Sympathie. Kein Wunder, dass ihm auf der ganzen Welt die Herzen zufliegen. Sein ganzes Wesen ist völlig unaffektiert und ohne die geringste Spur von Eitelkeit und Arroganz. “Ich weiß, dass ich gut bin, ich weiß aber auch, was ich dafür leisten muss. Wenn du weißt, wie viel Arbeit hinter etwas steckt, kannst du gar nicht arrogant sein, weil dich dieses Wissen erdet.”

Fast könnte man meinen, David Garrett sei einfach der nette, begabte junge Mann von nebenan, wäre sie nicht deutlich zu spüren, diese Aura, die nur die ganz Großen umgibt. Und zu den ganz Großen gehört er zweifelsohne. Auch, wenn das konservative Feuilleton ihn hin und wieder zum geigenden Male-Model ohne Substanz und Zukunft degradieren möchte, das der hehren Klassik nichts zu bieten hat. Der Geiger nimmt es gelassen: “Von der Presse eine schlechte Kritik zu bekommen, ist nicht weiter tragisch, vor allem, wenn man von sich weiß, auf der Bühne eine gute Performance abgeliefert zu haben”, sagt er mit einem Achselzucken. “Das Schlimmste für einen Künstler ist, Erfolg zu haben, von der Bühne zu gehen, aber dabei mit seiner eigenen Leistung nicht zufrieden zu sein.” Und dass seine musikalischen Grenzüberschreitungen aber auch rein gar nichts mit hastig auf den Markt geworfener Massenware gemein haben, weiß er nur zu genau: “Man muss ein Weltklasse-Geiger sein, um eine gute Crossover-CD zu machen. Man muss sich sogar noch mehr herausfordern als in der Klassik, weil man den Leuten die Sachen in neuem Licht und auf höchstem geigerischem Niveau zu Gehör bringen will. Die großen Virtuosen von Paganini bis Heifetz haben es doch genau so gemacht. Alles andere ist stupid commercial.”

David Garrett beantwortet alle Fragen freimütig und ohne zu zögern. Nur als ich von ihm wissen möchte, ob er stolz auf sich ist, nimmt er erst einmal drei Schluck aus seiner Flasche, bevor er antwortet: “Manchmal gibt es nach einem Konzert so ein, zwei Sekunden, wo ich mir sage: das war gut.” Und wieder ist es fast mit Händen zu greifen, dieses Fluidum des genialen Geistes. “Ich kann mir nicht vorstellen, morgens aufzustehen und ein Selbstbewusstsein zu haben”, sagt der Star ernst und fügt hinzu: “Das muss ich immer wieder neu erarbeiten. Es ist absolut ernüchternd, jeden Morgen wieder bei Null anfangen zu müssen.” Das hätte auch der Leistungs-Ethiker Thomas Mann, David Garretts heimlicher Bruder im Geiste, sagen können, der sich sein Selbstbewusstsein täglich neu erschreiben musste und so zu einem der größten deutschen Sprachgenies wurde.

+2

2

ВНИМАНИЕ! КОПИРОВАНИЕ, ЦИТИРОВАНИЕ И ПЕРЕПОСТ ПЕРЕВОДОВ НА ДРУГИЕ РЕСУРСЫ КАТЕГОРИЧЕСКИ ЗАПРЕЩЕНЫ!

20. Oktober 2009 (Foto: DEAG Music)

Поездка в машине со звёздным скрипачом, который говорит о себе, что каждый день начинает с нуля.

Пирмазенс (город на земле Райнланд-Пфальц...прим.пер.), 11 часов утра, фойе отеля. В этом пфальцском городе Дэвид Гэрретт дал накануне первый из трёх своих концертов. Теперь ему нужно отправляться в Бонн, следующий город его классического тура, однако мастер заставляет себя ждать. "Дэвид ещё спит", говорит его менеджер, вчера снова поздно лёг спать. Поедем примерно через час. Где-то в 11:45 в фоей отеля входит явно невыспавшийся Дэвид Гэрретт.  Он приветствует радушным рукопожатием и извиняется за свой джетлаг и связанное с ним опоздание.

Три дня назад он прилетел из США, и до сих пор не привык к смене часовых поясов. "Я заснул только около шести утра". В то время как менеджер упаковывает в машину багаж, а скрипичный футляр кладёт  на заднее сиденье - виртуоз скрипки прилежно расплачивается за номер, ведя при этом непринуждённую беседу с владельцем отеля. Как он только закончил и начал двигаться (к машине), шеф отеля окликнул его ещё раз: "Не забудьте свою шляпу, господин Гэрретт!"

Дэвид Гэрретт садится на довольно далеко продвинутое назад пассажирское сиденье. Нам предстоит почти три часа езды. Солнечный свет пробивается сквозь окна машины. Атмосфера непринуждённая, житель Нью-Йорка - несмотря на свою явную усталость - бодр духом, в прекрасном настроении и красноречив. Обычно поездки между городами он использует для срочно необходимого сна или, если позволяют размеры транспортного средства - для игры на скрипке. Иногда он так же даёт и интервью в машине, однако на этот раз менеджер, по желанию Дэвида, отказал всем желающим. Только для "Crescendo" он сделал исключение, говорит Дэвид с лукавой улыбкой и делает глоток яблочного сока с минеральной водой из бутылки. От завтрака в отеле он,  как почти всегда, отказался.

Мы приближаемся к автобану, когда слово берёт менеждер: "Я подсчитал, что в мае Дэвид Гэрретт каждую 1,3 ночь ночевал в другом отеле. На октябрь запланирован тур по 24-м городам Америки". Похоже, варварский подрыв здоровья запрограммирован. "Нужно прислушиваться к своему телу и делать выводы", говорит бывший вундеркинд, ссылаясь на болезненный опыт, когда в подростковом возрасте у него появилась межпозвоночная грыжа - как следствие неправильной осанки. Ввиду всё возрастающей популярности и большой нагрузки в занятиях, 6-7 часов ежедневно - не считая самих концертов - звёздный скрипач должен теперь сам следить за своим здоровьем. "К счастью, я научился  распознавать тревожные сигналы моего организма и (научился) отказываться иногда от некоторых предложений и пожеланий". Вдруг Дэвид Гэрретт становится серьёзным, берёт микрофон моего диктофона в обе руки и говорит с некоторой долей торжественности: "Пользуясь возможностью, здесь и сейчас я приношу официальные извинения тем, кому когда-то сказал "Нет". Пожалуйста, не принимайте это на свой счёт (ничего личного...прим.пер.), но я просто уже не в состоянии делать всё то, что мне очень хотелось бы". 

Мы делаем перерыв в закусочной Хунсрюк-Ост. Возможность для небольшого шоппинга. Гэрретт остаётся сидеть в машине. Он хочет только бутерброд - " лучше всего Vollkornbrot (хлеб "здоро́вье", хлеб из муки́ гру́бого помо́ла с отрубя́ми; хлеб из расплю́щенных (немо́лотых) зё́рен,  хлеб из цельнозерновой муки...прим.пер.)" - ни  коем случае вкусняшки (закуски), ни сладкие, ни солёные. Это одна из его немногочисленных причуд, как он признаётся во время нашей дальнейшей езды, и добавляет: "Отели, в которых я живу, знают об этом и получают указание убрать из минибара всё, кроме минеральной воды и соков". За кулисами так же господствует запрет на закуски. "Иначе я наброшусь на эти калорийные бомбы, а такое питание, на протяжении долгого времени,  просто вредно для здоровья". Он так же категорически отказывается от медикаментов для сна или против джетлага. "Тогда уж лучше лежать и не спать, но знать: "Я привык (есть опыт, сноровка...прим.пер.) играть свою партию на высшем уровне, даже если я не выспался".

Спустя десять минут мы снова едем по автобану, теперь мы говорим на тему США. До сих пор Дэвид Гэрретт всегда был рад некоторому отдыху (покою) от работы  по эту сторону океана - по сравнению с Германией, где его уже знает почти каждый (-ая). Но с того момента, когда его карьера начала круто идти в гору и в Штатах, об этом (о покое) скоро можно будет забыть. Несмотря на это: "Я не могу себе представить, НЕ жить в Нью Йорке", говорит он. "Но ни здесь, ни там, мне не мешает то, что люди со мной заговаривают.  Ведь это же, скорее, мотивация (стимул), это показывает, что ты хорошо поработал и (что-то в ком-то) пробудил". Его манера разговора о таких вещах обезоруживающе искренна и симпатична (мила, приятна). Неудивительно, что им покорены сердца во всём мире. Всё его существо абсолютно  непритворно и не содержит в себе ни следа тщеславия и высокомерия. "Я знаю, что я хороший скрипач, но я так же знаю, сколько труда я в это вкладываю. Если ты знаешь, сколько труда стоит за чем бы то ни было, ты просто не можешь быть высокомерным, потому что это знание тебя приземляет (отрезвляет)".

Можно было бы почти подумать, что Дэвид Гэрретт - приятный, одарённый соседский паренёк, если бы не явное ощущение её, этой ауры, которая окружает только самых великих. А он, без сомнения, таковым является. Даже если  консервативной хронике  хочется вновь и вновь делать из него деградирующую, играющую на скрипке мужскую модель без содержания и будущего, которой нечего предложить величественной (священной, возвышенной) классике. Скрипач относится к этому философски: "Ничего трагичного  в плохой критике прессы нет, особенно когда ты сам знаешь, что хорошо выступил на сцене", говорит он, пожимая плечами. "Самое страшное для артиста, будучи успешным, сходить со сцены и при этом быть недовольным собственным результатом". И он точно знает, что его переходы музыкальных границ не имеют ничего общего со стремительно  выбрасываемой на рынок массовой продукцией: "Надо быть скрипачом мирового уровня, чтобы сделать хороший кроссоверный альбом. Надо стараться даже ещё больше, чем в классике, потому что хочется сыграть людям произведения в новом свете и на высочайшем уровне. Великие виртуозы от Паганини до Хейфеца делали  ведь то же самое. Всё остальное - глупая коммерция".

Дэвид Гэрретт отвечает на все вопросы искренне и без колебаний. Только когда я хотела узнать, гордится ли он собой, он, прежде чем ответить,  делает три глотка из своей бутылки: "Иногда после концерта бывает одна-две секунды, когда я думаю: это было хорошо". И вновь можно почти ощутить руками эти флюиды гениального духа. "Не могу себе представить проснуться утром и ощутить уверенность в себе", серьёзно говорит звезда и добавляет: "Мне снова и снова приходится вырабатывать это в себе. Начинать каждое утро с нуля - отрезвляет совершенно". Так мог бы сказать и  приверженец трудовой этики Томас Манн, тайный брат Дэвид Гэрретта по духу, который вынужден был ежедневно взращивать заново уверенность в себе, занимаясь писательством, и таким образом ставший одним из великих немецких гениальных прозаиков.

+19

3

Потрясающий Дэвид!!!!!! Элина, спасибо за этот подарок!!!!!!

+5

4

Эта аура явственно ощущается не только рядом- ее явственно чувствуешь и глядя на фото и в видео. С первых моментов  моего знакомства с Дэвидом я почувствовала его непреодолимый магнетизм.

+3

5

Элина, огромное спасибо за перевод!  Пользуясь случаем, хочу поздравить всех с Новым годом!
(Может, нужно было поздравить не в этой теме, но всё-таки). http://s2.uploads.ru/OgkWJ.gif

+4

6

Elina написал(а):

Надо быть скрипачом мирового уровня, чтобы сделать хороший кроссоверный альбом. Надо стараться даже ещё больше, чем в классике, потому что хочется сыграть людям произведения в новом свете и на высочайшем уровне

Угу... Причём ТАК сыграть, что оригиналы, даже давно любимые, слушать после Вас, Маэстро, невозможно))

А насчет ауры - дааа.... Энергетика у Солнца нашего сильнейшая. И чтоб ты был таким всегда, Дэвид.

Элина, спасибо!  http://s8.rimg.info/770d4fd9760c4b089c65e413d5b1b1f7.gif

+2

7

Лёна написал(а):

Причём ТАК сыграть, что оригиналы, даже давно любимые, слушать после Вас, Маэстро, невозможно))

кроме Queen (ocoбенно Bohemian Rhapsody) - голоса Фредди  никто и ничто (даже волшебная Стради Дэвида) не в силах заменить!

+2

8

Lanka написал(а):

кроме Queen (ocoбенно Bohemian Rhapsody) - голоса Фредди  никто и ничто (даже волшебная Стради Дэвида) не в силах заменить!

(Дэвид, не слушай, Солнце)) Ну....при всем таланте Маэстро - голос Фредди мощнее, да))

+1


Вы здесь » DAVID GARRETT скрипач-виртуоз » Интервью » 20.10.2009 Голиаф? Нет: Давид. Дэвид Гарретт