Вверх страницы

Вниз страницы

DAVID GARRETT скрипач-виртуоз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DAVID GARRETT скрипач-виртуоз » Интервью » 19.11.2017 Если музыка хреновая, то и шоу будет хреновым


19.11.2017 Если музыка хреновая, то и шоу будет хреновым

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Я старалась как можно мягче перевести оригинал названия. Правда-правда ))
_____________________________________

Дэвид Гарретт: «У тебя может быть самая лучшая сценография, но если музыка хреновая, то и шоу будет хреновым»
David Garrett: "Podés tener la mejor producción, pero si la música es una mierda, el show es una mierda"

Получивший хвалебные отзывы от великих Маэстро, немецкий музыкант ставит свой инструмент на службу целому ряду стилей от рока до классики.

https://www.clarin.com/espectaculos/mus … I_ikG.html
http://s4.uploads.ru/t/15h3j.jpg

на испанском

Elogiado por los grandes maestros del violín, el músico alemán pone su instrumento al servicio de un abanico de estilos que va del rock al clásico.

La impronta de un rockstar y el virtuosismo de un intérprete de música clásica se funden en la persona de David Garrett. Referente de este nuevo fenómeno de violinista frontman que forma su banda de rock y apela al crossover de géneros, este alemán de 37 años llega por segunda vez a Argentina para tocar el 20 de noviembre en el Luna Park, como parte de su gira Explosive Live.
Como todo violinista, Garrett se formó en la academia clásica, y desde chico trabajó con leyendas del violín como Zubin Mehta, Claudio Abbado y Yehudi Menuhin, quien lo definió como el “violinista más grande de su generación”. En 2006 empezó a coquetear con el rock, a partir del lanzamiento de Free, disco que incluía una versión de Nothing Else Matters, de Metallica. Si ya era reconocido como concertista clásico, aquel álbum le empezó a abrir las puertas del mainstream.

¿Cómo explicar que un violinista pueda convertirse en una estrella de rock que revienta estadios y vende millones de discos por todo el mundo? Garrett no lo analiza en términos de “fenómeno de masas”, sino que se lo atribuye al trabajo y a la pasión que le imprime a su carrera. El por qué más sociológico quedará para otro momento.

“Es bastante simple. Empezás con trabajo, se trabaja más, luego uno es muy apasionado con su trabajo, y termina con más trabajo. Al final, tenés que ponerle mucha energía, dedicarle tiempo y creatividad. Lo más importante es ser un apasionado en lo que hacés arriba del escenario. La gente siente la diferencia: si tocás algo que creés que puede funcionar, o si tocás algo que amás hacer. Yo lo hago porque amo cada momento que estoy en el estudio o en el escenario. Creo que eso se transmite al público”, reflexiona.

En 2015, Garrett desembarcó por primera vez en Buenos Aires, y tocó para no más de 1.500 personas. Dos años después, lo hará para cerca de seis mil, en el Palacio de los Deportes. “Me entusiasma tocar en el Luna Park, me han dicho que es un lugar muy famoso. Es un honor para mí. Estamos súper preparados para tocar temas clásicos, otros de rock, algo de música pop”, adelanta.

La diferencia con aquella gira es que el violinista acaba de lanzar su nuevo álbum, Rock Revolution, con clásicos como Stairway to Heaven, Bohemian Rapsody o Bitter Sweet Symphony, algunos de los cuales presentará en el show del Luna. “Para mí es un disco muy especial. Primero, porque tuve más tiempo para hacer los arreglos, con mucho más cuidado que cuando tenía un año para preparar un álbum. Segundo, porque tiene la novedad de incluir el violín eléctrico en algunas de las canciones. Usaremos el violín eléctrico en vivo para Purple Rain, habrá también un dúo divertido en Buenos Aires entre guitarra y violín eléctrico. Entonces tenemos una música más arriba, y también algunas canciones para el corazón. Creo que es una linda mezcla, y espero que la gente esté de acuerdo con eso”.

-¿Qué tienen en común Mozart, Beethoven o Bach, con Michael Jackson, Prince o Coldplay?
-Bueno, son todas personas innovadoras, que no sólo vivieron o viven de lo que hicieron otros antes que ellos, sino que además fueron lo suficientemente valientes como para crear algo nuevo y aceptar las críticas. No podés hacer sólo cosas que ya se hicieron en el pasado. Tenés que tomar esas críticas para poder innovar y hacer algo especial. Y eso, si tenés suerte, va a trascender más en el tiempo que tu propia vida.

-¿Te ves en ese grupo de innovadores?
-Yo no puedo juzgar eso. Lo que es genial, sobre todo en este último año, es que muchos jóvenes se interesan por el instrumento, vienen a ver mis conciertos de música clásica. Y me di cuenta también que muchos colegas empezaron a hacer este tipo de crossovers. Eso me da la pauta de que quizás pude haber influenciado a algunas personas, haciendo lo mismo en estos días.

-Solés tocar Por una cabeza, de Carlos Gardel. ¿Cómo te llega ese tango y qué te gusta de este género tan argentino, y que también es popular en Alemania?
-Bueno, mi idea siempre es que mis shows sean lo más interesantes posibles, musicalmente hablando. Así que intento ir variando: puedo tocar tango, música clásica, R&B, jazz, música de películas. La atmósfera que trato de crear es la variedad. O sea, no tendría sentido para mí tocar rock and roll toda la noche. Creo que no soy ese tipo de músico. Mi intención es sorprender al público con cada pieza.

-Se te define como un tipo que desdibuja la línea entre Mozart y Metallica. Decís que también hacés electrónica, R&B, jazz, tango. ¿Cómo te definirías vos?
-En principio, espero que me definan como un buen músico (risas). Y que hago las cosas pacíficamente. Después, podés hacer lo que quieras pero creo que lo más importante es tener el conocimiento del género que abordes, tener la postura que te permita ser bueno tocando el instrumento, si es que tocás un instrumento. Y luego, a través de ese conocimiento, con trabajo y confiando en tus instintos vas a llegar a donde quieras.

-¿Hoy en día disfrutás más de tocar rock o seguís eligiendo la música clásica?
-Mirá, ahora estoy terminando una gira de conciertos de música clásica. Pero en los últimos diez años, siempre intercalé proyectos crossover, y luego volví a la música clásica. Eso me permite estar enfocado en mi trabajo permanentemente. Ese fue siempre el fundamento de mi vida.

-Tenés un récord Guinness por ser el violinista más rápido del mundo. Entre los violinistas, ¿la velocidad está considerada como una virtud o es sólo una cuestión de marketing?
-Bueno, para mí la música no tiene nada que ver con el marketing. Cuando preparo un tour o un disco, me preocupo por tocar y escribir buena música y hacer lindos arreglos. Y por supuesto que cuando se trata de estos crossovers de géneros, la producción de los shows requiere pensar en buenas ideas. Pero creeme cuando te digo que podés tener la mejor producción, la más grande de todas, pero si la música es una mierda, el show es una mierda. Todo recae en la buena música, y así será siempre.

-Pero entonces, ¿sos el violinista más rápido del mundo o no?
-No sé si soy el más rápido o el más lento. Ahora, ¿toco bien el violín? Creo eso es más importante que ser el más veloz o el más lento. Tener un mensaje para dar, ponerle corazón, y lograr que la gente sienta algo, esas son las cosas que realmente cuentan.

Хуан Томас Эрбити
19.11.2017

ВНИМАНИЕ! КОПИРОВАНИЕ, ЦИТИРОВАНИЕ И ПЕРЕПОСТ ПЕРЕВОДОВ НА ДРУГИЕ РЕСУРСЫ КАТЕГОРИЧЕСКИ ЗАПРЕЩЕНЫ!

Образ рок-звезды и виртуозность классического музыканта соединяются в Дэвиде Гарретте. Образец этого феномена – скрипач-фронтмен, который имеет свою рок-группу и обращается к стилю кроссовер – 37-летний немец приезжает в Аргентину во второй раз, чтобы в рамках тура Explosive – Live дать концерт 20 ноября в Luna Park.

Как и любой скрипач, Дэвид Гарретт обучался в классической академии и с малых лет работал с легендарными скрипачами – Зубин Мета, Клаудио Аббадо и Йегуди Менухин, который назвал его «самым лучшим скрипачом своего поколения». В 2006 он начал флиртовать с роком и выпустил диск Free со своей версией Nothing Else Matters Металлики. Если до этого он был известен как классический музыкант, этот альбом позволил ему открыть двери в мейнстрим.

Чем можно объяснить превращение скрипача в рок-звезду, которая заполняет стадионы и продает миллионы дисков по всему миру? Гарретт не связывает это с термином «феномен масс», а находит объяснение в работе и страстном отношении к делу, которое он демонстрирует на протяжении всей своей карьеры. Социальный аспект к делу не относится.   

«Все очень просто. Все начинается с работы, ты работаешь много, потом работа тебя увлекает, и появляется еще больше работы. Более того, нужно вкладывать много энергии, времени и подходить творчески. Самое главное – страстно относится к тому, что делаешь на сцене. Люди чувствуют разницу: играешь ли ты то, что, по твоему мнению, может сработать, или играешь то, что тебе нравится. Я занимаюсь этим потому, что я наслаждаюсь каждым моментом в студии или на сцене. Думаю, это передается публике», размышляет он.

В 2015 Гарретт впервые приехал в Буэнос-Айрес, где играл для 1500 человек. Два года спустя он будет играть для 6000 человек во Дворце спорта. «Я с нетерпением жду выступления в Luna Park. Мне сказали, что это очень известная площадка. Для меня это честь. Мы супер готовы, чтобы сыграть классические и роковые произведения, а также поп-музыку», продолжает он. 

Отличие от предыдущего тура состоит в том, что недавно он выпустил свой новый альбом Rock Revolution со ставшими классикой «Лестницей в небо», «Богемской рапсодией» и Bitter Sweet Symphony. Некоторые из них он сыграет в своем шоу в Luna Park. «Для меня этот диск особенный. Во-первых, потому, что у меня было больше времени, чтобы подготовить аранжировки, уделяя им больше внимания, по сравнению с тем временем, когда я должен был выпускать альбом за один год. Во-вторых, потому что я впервые использовал электроскрипку для исполнения некоторых песен. В Буэнос-Айресе я вживую сыграю на электроскрипке Purple Rain, а также исполню интересный дуэт электрогитары и электроскрипки. У нас будут и громкие произведения, и композиции для души. Думаю, это хорошее сочетание, и надеюсь, что публика согласится с этим».

Что общего между Моцартом, Бетховеном, Бахом и Майклом Джексоном, Принсом, Coldplay?
Все эти люди были новаторами, которые жили или живут не только тем, что было сделано другими до них. У них хватило смелости создать что-то новое, несмотря на критику. Нельзя делать только то, что делали до тебя в прошлом. Необходимо уметь принимать критику, чтобы предлагать что-то новое и оригинальное. И если тебе повезет, это переживет тебя самого.

Ты видишь себя в этой группе новаторов?
Об этом не мне судить. Самое потрясающее во всем этом, особенно в этом году – это то, что много молодежи проявляет интерес к инструменту, приходят на мои классические концерты. Я даже начал замечать, что многие мои коллеги начали играть кроссовер. И это дает мне основания полагать, что, возможно, я повлиял на кого-то своей деятельностью в наши дни. 

Когда-то ты играл Por Una Сabeza Карлоса Гарделя. Как ты пришел к этому танго и что тебя привлекает в этом аргентинском стиле, ставшем популярным и в Германии?
Я всегда отталкиваюсь от того, что мои шоу должны быть максимально интересны с музыкальной точки зрения. Поэтому я стараюсь вносить разнообразие: могу играть танго, классику, R&B, джаз, музыку из кино. Атмосфера, которую я стараюсь создать, должна характеризоваться разнообразностью. Т.е. для меня не имеет смысла играть рок-н-ролл весь вечер. Я не такой музыкант. Я стараюсь удивить публику каждым произведением.

О тебе говорят, что ты размываешь границу между Моцартом и Металликой. Ты говоришь, что также играешь электронную музыку, R&B, джаз, танго. А к какому типу музыкантов ты сам себя причисляешь?
Прежде всего, я очень надеюсь, что обо мне говорят, что я хороший музыкант (смеется). И делаю все мирно. После этого ты можешь делать, что угодно, но, полагаю, самое главное – понимать тот жанр, к которому прикасаешься, иметь навыки, которые позволяют тебе хорошо играть на инструменте, если ты играешь на каком-то инструменте. А потом, применяя эти знания, прилагая труд и доверяя своей интуиции, можно далеко пойти.

На данный момент тебе нравится больше играть рок или все же склоняешься к классической музыке?
Смотри, на данный момент я завершил серию концертов классической музыки. Но за последние 10 лет я всегда от кроссоверных проектов возвращаюсь к классике. Это позволяет мне постоянно оставаться сконцентрированным на работе. Это всегда было фундаментом моей жизни.

Ты являешься обладателем рекорда Гиннесса как самый быстрый скрипач в мире. Для скрипача скорость является достоинством или это просто вопрос маркетинга?
Для меня музыка не имеет ничего общего с маркетингом. Когда я готовлю тур или диск, меня волнует только хорошая игра и написание хорошей музыки и красивых аранжировок. Конечно, когда речь идет о кроссовере, сценография шоу требует наличия интересных идей. Но поверь мне, у тебя может быть лучшая сценография, лучше, чем у кого бы то ни было, но если у тебя хреновая музыка, шоу будет тоже хреновым. Все сводится к хорошей музыке, и так будет всегда.

Так ты самый быстрый скрипач или нет?
Я не знаю, самый ли я быстрый или самый медленный. Вопрос в том, хорошо ли я играю на скрипке. Это самое главное, а не быстрый я или медленный. Главное – иметь, что сказать, вкладывать душу и суметь затронуть чувства зрителей.

+11

2

Название вполне в стиле Дэвида)))...

Спасибо за перевод!

+1


Вы здесь » DAVID GARRETT скрипач-виртуоз » Интервью » 19.11.2017 Если музыка хреновая, то и шоу будет хреновым