Вверх страницы

Вниз страницы

DAVID GARRETT скрипач-виртуоз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DAVID GARRETT скрипач-виртуоз » Интервью » 31.10.2017 No Fiddling Around/ Игры в сторону


31.10.2017 No Fiddling Around/ Игры в сторону

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Игры в сторону
Дэвид Гарретт – незаурядный классический музыкант

http://www.jpost.com/Israel-News/Cultur … und-510966

на английском

NO FIDDLING AROUND

BY JENNIFER GREENBERG   OCTOBER 31, 2017 20:09 
David Garrett is no ordinary classical musician.

David Garrett is no ordinary classical musician. The 37-year-old violinist, better known as the “Beckham” of the classical world, took his Israeli mentor Itzhak Perlman’s sage advice – “be your own musical person” – to heart, and crafted unique performances that blend pop and rock hits with a mixture of ballads and classical material that pay homage to his well-regimented roots. Imagine Huberman meets Hendrix, Jascha Heifetz meets Michael Jackson, Stephane Grappelli meets Metallica.

Garrett received his first Stradivarius violin at the age of 11, courtesy of German president Richard von Weizsacker, after having performed for him. At the age of 13, as the youngest soloist ever, Garrett signed an exclusive contract with Deutsche Grammophon. In 1997, age 16, he played with the Munich Philharmonic Orchestra under the direction of Zubin Mehta in Delhi and Mumbai in concerts marking the 50th anniversary of India’s Independence.

In 1999 he moved to New York to attend the Juilliard School, where he studied under Perlman, and graduated in 2004.

Garrett received international acclaim for his original songs and arrangements, many of which make up his most recent album Explosive, and as he sets out on his world tour, Garrett promises an unpredictable line-up that will keep every listener on his or her toes, whether in Santiago, Chile, his home country of Germany, or at Tel Aviv’s Menora Mivtachim Arena on November 6.

The Jerusalem Post asked the German crossover artist about his exceptional arrangements, explosive album and wonderful global adventures.

How old were you when you first picked up a violin?

I was very young, four or five years old. While I can’t really remember picking the violin up for the first time, it was certainly something intriguing and interesting to me.

What is it about the instrument’s sound that enchants you?

Well, I have a certain sound in my imagination, which translates to the violin in real life. And the connection between my brain and what’s possible with my instrument in reality is really very fascinating.

You’re known for your ability to compose and arrange pieces that tap into a wide range of styles, both classical and contemporary. What is your favorite popular song to ‘make your own’ and why?

Oh, that is impossible to answer because my musical tastes always depend on my mood at any given moment. So I might love a certain piece in the next two minutes, then 10 minutes later I would probably pick something else.

How do you first approach a song during the arranging process? First [and foremost], I try it out on the violin... with a very simple piano part underneath to see if the potential I thought it had was really there.

So you clearly cross musical genres, but have you ever incorporated other artistic mediums into your music for an added layer of ‘crossover’?

I like collaborating with dancers, which I’ve been doing on my tours for many years in Germany, Austria and Switzerland. But I also pay very close attention to the inclusion of the video screens and the lights into the concept, so there’s always a connection between the music and the installations at our shows.

Can you speak to the origins of the album’s title, ‘Explosive’?

The titles of my albums are always very personal. When we worked on this one I felt there was so much creativity in my life at the time, that’s why I called it Explosive – it was like an emotional explosion.

You are quite the world traveler. Does it ever get tough living out of a suitcase for such extended periods?

Well, I just don’t know it any other way; it’s very normal for me to live out of the suitcase. I don’t miss anything really, everything I need I usually take with me.

You’ve studied under Israeli violinist and pedagogue Itzhak Perlman. What was the most valuable thing you learned under his tutelage?

To be your own musical person. I think I’ve learned that from every teacher I had – to find your own sound, your own fingerings, your own bowings. But at the same time, of course, to be respectful to what is written on the score.

I’ve snuck a peek at the set list and noticed that you transition from Stevie Wonder’s ‘Superstition’ to Tchaikovsky, and end the first set with Prince’s ‘Purple Rain.’ Are there any challenges in shifting so suddenly from one genre to another and back?

If there are challenges I don’t notice them because it’s ingrained in my system to be quick in musical changes.

On that note, what prompted you to choose Armin van Buuren’s ‘This is What it Feels Like’ as an opening song?

I feel that it is very symphonic and lifts up the spirit. And I always try to have a very positive and energetic start to a show.

What musicians will be accompanying you for this show? I’ll be touring with my core band: Franck Van der Heijden as the musical director, John Haywood on the piano, Jeff Lipstein on the drums, Jeff Allen on the bass, and Marcus Wolf on the guitar alongside Franck.

How would you prepare someone who has never seen or heard you perform before for your upcoming show? [My show] is like a great Disney movie: it relates to life, it relates to every generation, it’s high quality, and it’s accessible.

Do you play multiple violins or do you have one special one that you play every show?

I have two violins that I use very often: one is the Stradivarius, which I use for core classical material; the other is a French violin, which I use for crossover shows.

Have you ever broken a violin before, particularly one near and dear to your heart?

Not broken, but I once slipped and fell on my violin, which was very devastating for me at the time. You know, things can always happen. Usually you just become more careful afterwards.

If you could reincarnate one virtuoso to play a recital with who would it be and why?

Probably Rachmaninoff. He was an amazing pianist and a great composer.

To play beside him would be amazing.

And a current musician?

Bruno Mars is terrific, I’d definitely want to work with him.

I’m sure that’s a possibility in the future. What else is next for David Garrett?

I don’t know. I like to go with the flow. I just released a new album so I’m about to do a TV show right now and I have to do some makeup and hair for that. Apart from that, I’ll be starting my “Explosive – Live” world tour later this month and plan to stop by Tel Aviv for a great show.

ВНИМАНИЕ! КОПИРОВАНИЕ, ЦИТИРОВАНИЕ И ПЕРЕПОСТ ПЕРЕВОДОВ НА ДРУГИЕ РЕСУРСЫ КАТЕГОРИЧЕСКИ ЗАПРЕЩЕНЫ!

Дженнифер Гринберг, 31.10.2017

Дэвид Гарретт – незаурядный классический скрипач. 37-летний скрипач, известный как «Бекхэм» классической музыки, принял мудрый совет своего израильского наставника Ицхака Перлмана – «быть самим собой в мире музыки» - близко к сердцу и придумал уникальные выступления, которые сочетают поп и рок хиты с балладами и классическим материалом, отдавая должное сформировавшим его корням. Представьте, что Губерман стоит рядом с Хендриксом, а Яша Хейфец – с Майклом Джексоном, а Стефан Граппелли – с Металликой.

[…первая Страдивари, Duetsche Grammophon,выступление с З.Метой в 1997, Джулиард…]

Всемирное признание Гарретт получил за оригинальное исполнение песен и их аранжировки, которые входят в его последний альбом Explosive. Отправившись в мировой тур, Гарретт обещает непредсказуемую программу, от которой не усидят на месте слушатели ни в Сантьяго (Чили), ни в его родной Германии, ни в Тель-Авиве.

The Jerusalem Post расспросил кроссоверного артиста о его невероятных аранжировках, взрывном альбоме и прекрасных приключениях по всему миру.

Сколько тебе было лет, когда ты впервые взял в руки скрипку?
Я был очень мал – лет 4-5. Я не могу припомнить точный момент, когда я взял скрипку впервые в руки, но это, несомненно, было что-то интересным и захватывающим для меня.

Что в звуке этого инструмента очаровывает тебя?
У меня есть определенное представление о том, каким должен быть звук, которое передается скрипке для последующего воплощения. Связь между моей головой и практическими возможностями инструмента – это поистине что-то завораживающее.

Ты известен своей способностью сочинять и аранжировать композиции, которые охватывают широкий спектр стилей - от классического до современного. У тебя есть любимая популярная песня, которая «стала твоей», и почему именно эта?
О, на этот вопрос невозможно ответить, потому что мои музыкальные вкусы зависят от моего настроения в определенный момент. Мне может нравиться какая-то вещь, но через 10 минут я могу уже поменять ее на что-то другое.

С чего ты начинаешь аранжировку песни?
Прежде всего я пробую наигрывать ее на скрипке… с простым фортепианным сопровождением, чтобы понять, есть ли в песне тот потенциал, который я задумал.

Ты действительно проходишь сквозь музыкальные жанры, а привлекал ли ты другие художественные приемы, чтобы придать дополнительный слой этому «пересечению»?
Мне нравится сотрудничать с танцорами, что я делаю в своих турах на протяжении многих лет в Германии, Австрии и Швейцарии. Но я также уделяю пристальное внимание использованию видеоряда и света. Поэтому в наших шоу музыка и инсталляции всегда взаимосвязаны.

Расскажи об истоках названия альбома Explosive.
Названия моих альбомов всегда личные. Когда мы работали над этим, я чувствовал, что в моей жизни на тот момент присутствовало очень много творческого потенциала, поэтому я назвал его Explosive – это был своего рода взрыв моих эмоций.

Ты много путешествуешь по миру. Тебе иногда бывает сложно жить на чемодане столь длительное время?
Я просто не знаю, как может быть по-другому. Для меня абсолютно нормально жить на чемодане. Мне всего хватает. Обычно я беру с собой все, что мне необходимо.

Ты учился у израильского скрипача и педагога Ицхака Перлмана. Что самое ценное ты перенял от него?
Быть самим собой в мире музыке. Думаю, этому я учился у каждого из своих педагогов – найти свое звучание, свою аппликатуру, свою манеру ведения смычка. И одновременно с этим, конечно, уважительно относиться к тому, что написано в нотах.

Я заглянул в сет-лист и увидел, что от Superstition Стиви Вандера ты переходишь к Чайковскому и заканчиваешь первое отделение Purple Rain Принса. Есть ли сложности, которые необходимо преодолевать, так внезапно переходя туда-сюда из жанра в жанр?
Если они и есть, то я их не замечаю, потому что быстро переключаться между жанрами уже стало для меня естественным. 

В связи с этим, что побудило тебя выбрать This is What it Feels Like Армина ван Бюрена в качестве начальной композиции?
Мне она кажется очень симфонической и поднимающей дух. А я всегда стараюсь начинать шоу позитивно и энергично.

Какие музыканты сопровождают тебя в этом шоу?
Я приеду со своим основным бэндом: музыкальный директор Франк ван дер Хайден, пианист Джон Хейвуд, барабанщик Джефф Липстин, бассист Джефф Ален и Маркус Вульф на гитаре вместе с Франком.

Как бы ты подготовил к предстоящему шоу того, кто никогда не видел и не слышал твоего выступления?
Мое шоу похоже на диснеевский фильм: оно о жизни, оно понятно каждому поколению, оно очень качественно сделано и доступно всем.

Ты играешь на нескольких скрипках, или у тебя только одна особенная скрипка, с которой ты все время выступаешь?
У меня две скрипки, которые я обычно использую: одна - Страдивари, на которой я играю классические концерты, другая – французская, на которой я играю кроссоверные шоу.

Ты когда-нибудь ломал очень дорогую твоему сердцу скрипку?
Я не ломал, я просто однажды поскользнулся и упал на свою скрипку, что для меня было смерти подобно в то время. Всякое может случиться. После такого ты становишься намного внимательнее.

Если бы ты мог воскресить одного из виртуозов, чтобы сыграть речитал, кто бы это был и почему?
Наверное, Рахманинов. Он был удивительным пианистом и великим композитором. Сыграть с ним было бы потрясающе.

Из современных музыкантов?
Бруно Марс великолепен. Я определенно хотел бы поработать с ним.

Я уверен, в будущем это обязательно случится. Что дальше?
Я не знаю. Я хочу плыть по течению. Я только что выпустил новый альбом, поэтому прямо сейчас я иду на съемки ТВ-шоу, для этого мне надо сделать грим и причесаться. Помимо этого в этом месяце я начинаю мировой тур Explosive – Live и планирую заехать в Тель-Авив с прекрасным шоу.

+7

2

Хм...такое ощущение, что никакого интервью Дэвид лично израильской прессе не давал. Все вопросы-ответы как будто "надёрганы" из уже существующиех интервью.

Ирина, спасибо!

P.S. даже фото с Дэвидом нет, а какие-то другие артисты там изображены...

+1


Вы здесь » DAVID GARRETT скрипач-виртуоз » Интервью » 31.10.2017 No Fiddling Around/ Игры в сторону