09.10.2020
Alive - My Soundtrack включает в себя интерпретации Дэвида Гэрретта замечательной кино-, теле- и игровой музыки. Он вовлекает нас в путешествие по захватывающему миру Голливуда, при этом не забывая о своих классических корнях. Новый альбом содержит в себе 16 треков на стандартном CD и 24 трека на двойном CD делюкс-версии. В скором времени в своих соц.сетях Дэвид раскроет полный список композиций
Вверх страницы

Вниз страницы

DAVID GARRETT RUSSIAN FORUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DAVID GARRETT RUSSIAN FORUM » Пресса » 11.04.2013 The Lady/Do I want my children to be musical? Hell, no


11.04.2013 The Lady/Do I want my children to be musical? Hell, no

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Че, правда этого нету еще? Меня заголовок зацепил - ну а кого б он не зацепил))
Ну что...в целом те же песни, да не совсем. Про родителей в основном - но поближе, что ли, поконкретнее. Все-таки его это не отпускает. Старается освободиться, говорит правильные взрослые вещи, но они (родители) ушибли его, чего там. В том числе вот эта реакция "детей - в музыканты? Ну уж нет! В семье достаточно одного!" сама за себя говорит.
Из интересного - озвучка стоимости обучения и перечень мест работы (чета он всё пухнет)))
С переводом...ежели вдруг желающих не найдется, так не вопрос, только чуть позже

http://s2.uploads.ru/t/UtbSu.jpg

'Do I want my children to be musical? Hell, no'

Touted as 'the Beckham of the violin,' David Garrett is a world-class musician. Here he chats about performing, pushy parents, and why he wouldn't want his children to follow in his footsteps...
By Fiona Hicks
Born to a German father and American mother in 1980, David Garrett studied at the Lubeck Conservatoire and undertook his first major concert with the Hamburg Philharmonic Orchestra aged 10. He has since released several hugely successful albums, and continues to perform to sell-out audiences around the world. Here, in his own words, he explains why success is not without its sorrows...

‘I think classical music has always been sexy. Passion is sexy. I love what I do and I really enjoy my work and I think that’s attractive. My looks are certainly not harming the whole project, but in the end you have to back it up with something substantial.

‘I first picked up a violin when I was four years old. My dad is a lawyer but he loves classical music, and he also plays the violin. My older brother, Alex, got to playing age and my Dad gave him one. Being the younger brother, I always wanted to have the things that he had. I asked my parents to give me a violin too.

‘I became very good very quickly. Nothing comes from nothing – I’m sure there was a certain talent and a good year for intonation – but I remember practising intently when I was young.

‘My father did push me. It’s like ballet or gymnastics or any sport where you really have to be good by certain age in order to get attention. To be quite honest I don’t think you can do anything at such a high level without somebody pushing you . There were moments when I was not very happy about it.

‘I didn’t get nervous when I was young. I started performing as a soloist with an orchestra from age eight so funnily enough, I guess my brain wasn’t developed enough to understand the whole industry and pressure around me. Pain-00-Quote-590

‘The nerves came with the realisation of expectations, which happened when I was about 14. You have a record deal, management, and everybody is expecting you to do well.  Suddenly the pressure builds up and you also realise that people are making money from you. It wasn’t so fun anymore, it became a profession.

‘I started having troubles physically with my neck. It was a result of raising my shoulder up lots when I was young, but I didn’t find out until years later because my parents didn’t let me see a doctor. They said it was ‘mind over matter.’ I think that was part of the reason I lost the joy for playing the instrument. If something is connected to pain, you fall out of love with it.

‘I was home-schooled until the last year of high school. It was very isolating. I guess the biggest sacrifice when you’re a young professional is that you can’t socialise if you don’t have people around you.

‘I was looking for people of my generation. That’s probably why I ended up moving to New York, to study again, and just have people around me who were my age.

‘I didn’t tell my parents that I had applied to Julliard. I filled out all the application forms in secret. My brother was living in Boston at the time, so I pretended I was going to visit him so I could attend the audition.

‘My parents weren’t proud at all when I told them. We had a huge fight but they ended up saying I could go, but they weren’t paying for tuition. My mum was a little more supportive than my father but my father was in charge of finances. In the end it was very clear: do it, but we’re not supporting you.David-Garrett-382David Garrett

‘At that point, I no longer cared about having a career. I wasn’t having fun playing concerts. It was a burden and something that was just demanded of me. Nobody ever asked me what I thought.

‘I had to financially support myself while studying. The cost of my tuition was $28,000. I worked at a bar, in a coffee shop, and at the library at my school. I also worked at the store Urban Outfitters, where I was scouted to become a model. 

‘I modelled for around a year and a half. For my first shoot I earned more than I did in two weeks at Urban Outfitters. It was easy work, and you get invited to parties and never have to pay for drinks, so it really played into my efforts to save money.

‘I started performing for people again. I did what I did when I was 10 years old but this time, it was on my own terms. I started from scratch, with new management and a new team around me. I always felt once you work with a child, you always see them as a child. I wanted it clear cut and have people working for me who only knew me as an adult.  It made a big difference.

‘Music is definitely a big part of my life but it’s not everything. For me, music is a like a short holiday for your mind. Somewhere where you can just reflect and think about life. It balances the stress we have in our daily lives.

‘I still get nervous occasionally. I don’t think there’s no shame in that, as it shows that you care. In the end nerves are good.

‘My ultimate goal is happiness. I don’t know where I see myself in two years, and to be quite honest, I don’t care. I’ve found something in my life which is a priority and is always there for me. I can have fun with that and it brings me to the point of knowing myself and enjoying life. Music will always be part of life.

‘My relationship with my parents is good now. Time always makes everything more relative. There’s nothing to forgive, it’s just a case of making sense of it. A big part of my present comes from my past – without the connections that I made then I wouldn’t be where I am now.

‘I wouldn’t like my children to be musical. Hell, no. They can learn an instrument if they want but there’s no pressure. I think one musician in a family is enough.

http://www.lady.co.uk/people/profiles/2 … al-hell-no

0

2

Подождём Яну Шумакову)))...

0

3

эхехе...Свербит же...Ну ниче, вот приедет барин Яна...))
Пока что закину как смогла. Потому что...
Уж вроде знаем мы про его каторжное детство, но когда вот так - довольно сухо, без особых эмоций - как-то звучит по-новому жутенько...

перепост и копирование переводов только с согласия переводчиков

Хочу ли я, чтобы мои дети стали музыкантами? Черт, нет!

Преподносимый как «Бэкхем от скрипки», Дэвид Гарретт - музыкант мирового уровня. Сегодня он говорит об исполнительстве, давлении родителей и о том, почему он не хотел бы видеть своих детей идущими по его стопам...

Родился в 1980 году в семье немца и американки, учился в консерватории Любека, первый крупный концерт играл с филармоническим оркестром Гамбурга в 10 лет. С тех пор выпустил несколько очень успешных альбомов и собирает аншлаги по всему миру. Сегодня он объясняет, почему в успехе есть доля печали...

Думаю, классическая музыка всегда была сексуальной. Страсть - это сексуально. Я люблю то, что я делаю, я действительно получаю удовольствие от работы, и я думаю, что это привлекательно. Мой внешний вид, конечно, в целом не вредит, но в конце концов нужно кое-что посущественнее.

Я взял в руки скрипку в четыре. Мой отец адвокат, но он любит классическую музыку и тоже играет на скрипке. Когда мой старший брат подрос, отец дал ему инструмент. Будучи младшим братом, я всегда хотел иметь то же, что и он. Вот и попросил у родителей скрипку.

Я быстро стал очень хорош. Ничто не возникает из ниоткуда - конечно, нужен определенный талант и подходящий момент для начала (?), но я помню, что занимался тогда очень сосредоточенно.

Отец давил на меня. Это как в балете, или гимнастике, или в любом виде спорта, где необходимо быть действительно очень хорошим в определенном возрасте, чтобы привлечь к себе внимание. Если совсем честно, я не думаю, что можно достичь такого высокого уровня без давления со стороны. Бывали моменты, когда меня это не слишком радовало.

Я не нервничал тогда. Я начал выступать как солист с оркестром лет в восемь, так что, как ни странно, полагаю, я был просто слишком мал (дословно – «мой мозг не был достаточно развит») для того, чтобы понимать, в какую индустрию, какой прессинг я попал.

Нервозность пришла с реализацией ожиданий, когда мне было около 14. У тебя есть контракт со студией, менеджмент, и все чего-то от тебя хотят. Внезапно давление нарастает, а еще ты понимаешь, что на тебе делают деньги. Это перестало быть развлечением, это стало профессией.

Физически неприятности начались с шеи. Это стало результатом «задранного» плеча (то есть неправильного положения что ли?), но я выяснил это лишь много лет спустя, потому что родители не позволили мне обратиться к врачу. Они сказали: «Разум выше материи». Это была одна из причин потери радости игры. Если что-то связано с болью, ты это разлюбишь.

До последнего года средней школы я получал домашнее образование – то есть находился почти в полной изоляции. Думаю, когда ты рано начинаешь заниматься чем-то профессионально, это самая большая жертва – отсутствие общения, отсутствие людей вокруг.

Я искал сверстников. Наверное, поэтому я в конечном итоге переехал в Нью-Йорк - снова учиться и просто обрести круг людей моего возраста.

Я не говорил родителям, что обратился в Julliard. Потихоньку заполнил все бланки заявлений. Брат жил тогда в Бостоне, и я сделал вид, что собираюсь навестить его, чтобы съездить на прослушивание.

Родители ни разу не гордились мной. В конечном итоге после серьезных баталий меня отпустили, но платить за обучение они отказались. Мама поддерживала меня чуть больше, но финансами ведал отец. Мне было сказано предельно ясно: делай что хочешь, но помощи не жди.

В тот момент меня не заботило продолжение карьеры. Я не получал удовольствия от игры. Это было в тягость, от меня этого просто требовали. Никто никогда не спрашивал моего мнения.

Платить за обучение пришлось самому. Это стоило $ 28000 (где-то я встречала цифру 40000…). Я работал в баре, в кафе, в консерваторской библиотеке. А еще в магазине Urban Outfitters, там меня и нашел модельный скаут.

Моделью я был года полтора. За первый шутинг заработал больше, чем за две недели в Urban Outfitters. Это была легкая работа, тебя приглашают на вечеринки, за напитки платить не надо, это здорово помогало экономить.

Я снова начал выступать. Я сделал то же, что в 10 лет, но на сей раз на своих собственных условиях. Начал с нуля, с новым менеджментом и новой командой. Люди, с которыми ты работаешь ребенком, видят в тебе прежде всего ребенка. Я хотел избавиться от шелухи, хотел, чтобы работающие со мной люди видели во мне взрослого. Колоссальная разница.

Музыка, безусловно, значимая часть моей жизни, но это еще не все. Для меня музыка - краткий отдых для ума. Некое пространство, где можно просто помедитировать и подумать о жизни. Это помогает очиститься от стрессов повседневности.

Я до сих пор нервничаю иногда. Не думаю, что это постыдно, это просто свидетельство неравнодушия. В конце концов нервы – это хорошо.

Мое основное стремление – быть счастливым. Не знаю, где я увижу себя через пару лет, да если честно, меня это и не заботит. Я нашел для себя нечто такое, что стало для меня одним из приоритетов и всегда останется со мной. Я могу получать от этого удовольствие, и это помогает мне познавать себя и наслаждаться жизнью. Музыка всегда будет частью жизни.

У нас с родителями сейчас все нормально. Время делает все относительным. Прощать нечего, просто так уж сложилось. Мое настоящее исходит главным образом из моего прошлого – не соединив эти части (а я это сделал), я бы не стал тем, кем стал.

Я бы не хотел, чтобы мои дети стали музыкантами. Черт, нет! Если захотят – пусть учатся, но никакого давления. Думаю, одного музыканта в семье достаточно.

+7

4

LenaLiven написал(а):

Музыка, безусловно, значимая часть моей жизни, но это еще не все.

Ну слава богу! Значит, думает и о чём-то другом, помимо музыки.

Лен, спасибо!

0

5

огромное спасибо!!!

0


Вы здесь » DAVID GARRETT RUSSIAN FORUM » Пресса » 11.04.2013 The Lady/Do I want my children to be musical? Hell, no