09.10.2020
Alive - My Soundtrack включает в себя интерпретации Дэвида Гэрретта замечательной кино-, теле- и игровой музыки. Он вовлекает нас в путешествие по захватывающему миру Голливуда, при этом не забывая о своих классических корнях. Новый альбом содержит в себе 16 треков на стандартном CD и 24 трека на двойном CD делюкс-версии. В скором времени в своих соц.сетях Дэвид раскроет полный список композиций
Вверх страницы

Вниз страницы

DAVID GARRETT RUSSIAN FORUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DAVID GARRETT RUSSIAN FORUM » Пресса » 07.03.2002 Возвращение в двадцать лет


07.03.2002 Возвращение в двадцать лет

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

В сети обнаружился раритет)))...статья-критика на выступление Дэвида в марте 2002 года на фестивале им. Иегуди Менухина в городе Gstaad (Швейцария).

DAVID GARRETT, LE COME-BACK À VINGT ANS

Критика на речитал Дэвида с пианистом Итамаром Голаном в рамках фестиваля в Гштааде в 2002.

http://next.liberation.fr/culture/2002/ … ans_396067

на французском

Par Eric Dahan
— 7 mars 2002 à 22:30
Petit événement au festival de Gstaad: le retour de David Garrett. Oublié depuis son abandon par Deutsche Grammophon en 1997, le violoniste prodige américain avait fait sensation avec un disque Mozart enregistré à 13 ans, avec Claudio Abbado, pour la firme allemande, et laissé une impression favorable à l'auditorium du Louvre il y a plus de cinq ans. Entre ses problèmes de main et le management approximatif de sa carrière, on désespérait d'entendre à nouveau le violoniste. La publication ce mois, trois ans après son enregistrement, d'un Concerto de Tchaïkovski flamboyant et ce concert à Gstaad sont venus réveiller l'intérêt pour le musicien né en septembre 1981 à Aix-la-Chapelle, mais élevé aux Etats-Unis.

Séducteur. Partenaire de ce petit récital, Itamar Golan déçoit autant que le violoniste dans une Sonate de Mozart, visiblement peu préparée. Le jeu est brouillon, les entrées et sorties avant ou après le début de la mesure sont aussi fréquentes que des fluctuations de tempo indignes d'un chambriste de ce calibre. De Garrett on apprécie la franchise des attaques et la décontraction de l'archet, moins le lyrisme slave, hors de propos en la circonstance. Mais le son est là, rond, chaud, coulant comme un chocolat viennois. Garrett est de fait un séducteur, cultivant plus volontiers l'élégance d'un Kreisler que la vigueur d'un Oïstrakh. Il a au moins le sens des phrases parfaitement articulées, de la sonorité pure sur toute l'étendue de la ligne et sait trouver par moments la tonalité mystérieuse et feutrée du Poème en fa majeur op. 25 de Chausson: les pianos semblent chargés d'autant de puissance que de fragilité, et le contrôle de la vélocité étonne pendant le crescendo de trilles du deuxième mouvement. Le Tzigane de Ravel n'est pas exceptionnel, mais il séduit par un mélange d'ironie et de romantisme, une variété des attaques et des vibratos qui annoncent justement le Caprice viennois de Kreisler.

Ce jeu à mille lieues de ceux de Vadim Repin ou de Maxim Vengerov s'explique par le fait que Garrett n'a été l'élève de Zakhar Bron à Lübeck que quelques mois, l'année de ses 6 ans, et a surtout été suivi dès ses 11 ans par Ida Haendel. «Je suis un intuitif, je n'aime pas qu'on me dise ce qu'il faut faire, Ida a su canaliser mes intuitions», confie le musicien, une fois troqué le frac et le noeud papillon contre un sweat-shirt et un bandana du meilleur effet grunge.

Précoce. Garrett, avant de confier ce qu'il faut bien appeler sa rééducation stylistique à Itzhak Perlman à la Juilliard School de New York, a d'abord cherché l'inspiration de son jeu dans «le naturel de chanteurs comme Richard Tauber et Pavarotti». Sa carrière a commencé tôt: il a 10 ans quand il fait ses débuts avec le Philharmonique de Hambourg, où des agents le remarquent et le présentent à Deutsche Grammophon, qui lui fait enregistrer la sonate le Printemps de Beethoven et la Chaconne de Bach. Après le disque avec Abbado, nouveau récital: les Caprices de Paganini. Il est dirigé ensuite en concert par Menuhin, Mehta, Sinopoli et d'autres. Bien que fan absolu de Rachmaninov ­ il cherche à pallier actuellement l'absence d'un concerto pour violon au catalogue du compositeur russe en en écrivant un dans son style ­ , Garrett tente de s'intéresser à Ligeti, Kurtag et Berg. Mais son truc c'est «Beethoven, Brahms, Bartok, Prokofiev et Chostakovitch». Plus mûr que sa fausse désinvolture ne le laisse paraître, Garrett pourrait s'imposer dans les mois à venir: «Il n'y a pas de bons professeurs, seulement de bons ou mauvais élèves», déclare-t-il.

Eric Dahan

0

2

Перевод Марии Епифанцевой

Эрик Дан — 7 марта 2002 года.

ВНИМАНИЕ! КОПИРОВАНИЕ ИЛИ ПЕРЕПОСТ ПЕРЕВОДОВ НА ДРУГИЕ РЕСУРСЫ ТОЛЬКО С СОГЛАСИЯ АДМИНИСТРАЦИИ ФОРУМА!

Событие фестиваля в Гстааде: возвращение Дэвида Гаррета. Забытый с тех пор, как Deutsche Grammophon (немецкий бренд звукозаписи классической музыки) оставил его в 1997 (может имеется в виду, что с ним прекратили сотрудничество?) американский скрипач-вундеркинд в 13 лет вместе с Клаудио Аббадо записавший для немецкой компании сенсационный альбом композиций Моцарта и оставивший приятное впечатление у аудитории Лувра пять лет спустя. Помимо его проблем с рукой и с менеджментом мы очень хотели бы узнать о нем что-то новое. Выпуск записи концерта Чайковского и концерта в Гстааде возобновил интерес к музыканту, рожденному в сентябре 1981 году в Ах-Ла-Шапель (Ахен - Германия), но выросшему в Соединенных Штатах.

Обольститель. Второй участник этого концерта израильтянин Голан разочарован, так как скрипач явно не готов исполнять Сонату Моцарта. Игра была путаной, начала и окончания перед и после начала такта были также часты как и колебания скорости недостойные музыканта такого уровня. (здесь, видимо, идет какая-то умная музыкальная критика, которуя я своим убогим умишком не могу постичь даже по-русски )))) Мы ценим у Гаррета искренность и расслабленность смычка, минус появляющийся совершенно некстати славянский лиризм. Но звук, круглый, теплый, текущий как венский шоколад. Гэрретт — это обольститель, который проповедует скорее элегантность Крейслера (Фриц Крейслер), чем силу Ойстраха (Давид Федорович Ойстрах).Он, по крайней мере, чувствует хорошо сыгранные фразы (здесь, похоже, опять, речь о чем-то узкомузыкальном), чистое звучание на всем протяжении и умеет найти момент магической, приглушенной тональности 25 опуса Шоссона: звучание фортепиано кажется более сильным нежели нежным и контроль скорости изумляет во время крещендо во втором действии. «Цыган» Равеля не был чем-то выдающимся, но соблазнял смесью иронии и романтизма, вариациями атак (возможно, здесь нужно употребить какой-то специальный термин, но я его не нашла) и вибрато, которые предвосхищали венский каприз Крейслера.

Игра, далекая от Вадима Репина и Максима Венгерова объясняется тем, что Гэрретт с шести лет — ученик Захара Брона из Любека, а с одиннадцати — Иды Гендель.
«Я руководствуюсь интуицией, я не люблю, когда мне говорят, что нужно делать. Ида умела направить мою интуицию в нужное русло» - признается музыкант, изменивший для большего эффекта, свитеру и бандане с фраком и галстуком-бабочкой.

Молодой да ранний, Гэрретт, прежде чем признаться, что он обязан своим стилистическим переобучением Ицхаку Перлману в Джульярдской школе в Нью-Йорке, ищет вдохновение для своей игры в «естественности исполнителей, таких как Рихард Таубер и Паваротти».

Его карьера началась рано: ему было десять лет, когда он дебютировал в Гамбургской филармонии, где агенты Deutsche Grammophon заметили его и предложили ему записать Весеннюю сонату Бетховена и Чакону Баха. После диска с Аббадо, новый концерт — Каприз Паганини. Его дирижеры: Иегуди Менухин, Зубин Мета, Джузеппе Синополи и другие. Несмотря на то, что он абсолютный фанат Рахманинова, он интересуется похожими по стилю Лигети, Куртагом и Бергом, поскольку в настоящее время нет концерта для скрипки от русского композитора. Но его коронный номер - Бетховен, Брамс, Барток, Прокофьев и Шостакович. Более зрелый, чем его показная развязность, Гарретт служит хорошим примером высказывания - «нет хороших учителей, есть хорошие и плохие ученики».

+7

3

Перевод - Марета Сайгер. Спасибо большое!

ВНИМАНИЕ! КОПИРОВАНИЕ ИЛИ ПЕРЕПОСТ ПЕРЕВОДОВ НА ДРУГИЕ РЕСУРСЫ ТОЛЬКО С СОГЛАСИЯ АДМИНИСТРАЦИИ ФОРУМА!

Дэвид Гарретт, возвращение в 20 лет.
Автор Эрик Дахан.
Перевод с франц. яз.

Событием фестиваля в Гштад стало возвращение Дэвида Гарретта (прим. пер. - автор использует буквально «Маленькое событие», что с французского дает окраску - ничего себе событие, событьице вполне себе такое). Забытый после расставания с Дойче Граммофон в 1997г., многообещающий американский скрипач произвел сенсацию записью диска Моцарта в 13 лет с Клаудию Аббадо для немецкой компании, оставив также благоприятное впечатление в Аудиториуме Лувра более 5 лет назад. По причине то проблем с рукой, то слишком приблизительного менеджмента своей карьеры, уже никто не чаял услышать скрипача вновь. Выход в этом месяце - три года спустя после записи – бушующего/пламенеющего Концерта Чайковского, а также данный концерт в Гштад вновь пробудили интерес к музыканту, родившемуся в сентябре 1981 (прим.пер. – почему не 80?) в Экс-Ля-Шапель (французское название Аахена), но воспитанному в США.

Истый соблазнитель. Партнер в данном небольшом рецитале, Итамар Голан, разочаровывает равно как и скрипач по части исполнения Сонаты Моцарта, явно недоработанной. Игра сырая (набросана в черновом варианте), вступления/заходы и завершения/выходы раньше и позже начала такта слышимы также часто, как колебания ритмики, недостойные камерного музыканта такого калибра. В Гэрретте ценна свободность, с которой он, при помощи смычка, разрешает выход из кульминации пошаговым звукорядом (прим. пер. - далее приведенная цитата из справочника полностью передает смысл термина - кульминация через дополнительную часть/части, которая сохраняет остаточное напряжение кульминации, но направлено к окончанию Weinmann F., Zur Struktur der Melodie), но менее однако славянская лиричность, которая здесь не к месту (прим. пер. - иными словами критик конкретно приписал манеру игры к славянской - как мне это сейчас удивительно, а может и нет? давайте обсудим?). Но звук - он там есть - округлый, горячий, тающий как венский шоколад. Гэрретт воистину соблазнитель, культивирующий более охотно Крайслеровскую элегантность, нежели виртуозность Ойстраха. Ему присуще несомненно чувство прекрасно оформленных фраз, чистого звучания на всем протяжении фрагментов, помимо этого ему удается местами схватить/прочувствовать бархатисто-мистическую окраску Поэмы в Фа-мажор опус 25 Шоссона, тихие пиано напитаны одновременно и мощью и хрупкостью, а контроль скорости на крещендо трелей удивителен во второй части отделения. Цыганка Равеля не столь исключительна, но исполнитель подкупает смесью иронии и романтизма, разнообразием заходов/переходов/ разрешений и техниками вибрато на исполнении Венского каприза Крайслера.

Игра за тысячу лье от игры Вадима Репина или Максима Венгерова объясняется тем фактом, что Гэрретт был учеником Захара Брона в г.Любек всего несколько месяцев, в год своего 6-ти летия и стал воспитанником скорее и в большей степени в возрасте своих 11 лет Иды Гендель. «Я интуитивщик (или интуит) и не люблю, когда мне указывают, что нужно делать, Ида же сумела направить мои интуиции (чувствования) в правильное русло" - признается музыкант, раз и навсегда сменивший фрак и бабочку на футболку и бандану - ради наибольшего эффекта гранж.

Рано проявивший себя (букв. скороспелка), Гэрретт еще до того, как признаться в своем, так сказать, стилистическом перевоспитании у Ицхака Перлмана в Джулиардской школе в Нью-Йорке, поначалу искал вдохновения для своей игры в «натуральности/непринужденности таких певцов как Ричард Таубер и Паваротти. Его карьера стартовала рано: ему 10лет, когда он дебютирует с Гамбургской Филармонией, где он замечен агентами, представившими его Дойче Граммофон, которая записывает с ним Весеннюю сонату Бетховена и Чакону Баха. После работы над совместным диском с Аббадо – новый рецитал: Капризы Паганини. Затем он играет концерты с такими дирижерами как Менухин, Мета, Синополи и др. Будучи абсолютным поклонником Рахманинова, Гэрретт пытается восполнить отсутствие в арсенале русского композитора концерта для скрипки обработками/сочинениями в той же стилистике, Гэрретт обращается к Лигетти, Куртаг, Берг. Но в рукаве у него (или "но самая фишка") – Бетховен, Брамс, Барток, Прокофьев, Шостакович.

Гораздо более зрелый, нежели дает нам полагать его напускная развязанность, Гэрретт сможет скорее всего утвердиться/ укорениться в ближайшие месяцы. «Нет плохих преподавателей, есть только хорошие либо плохие ученики» - заявляет он.

+11


Вы здесь » DAVID GARRETT RUSSIAN FORUM » Пресса » 07.03.2002 Возвращение в двадцать лет