Вверх страницы

Вниз страницы

DAVID GARRETT скрипач-виртуоз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DAVID GARRETT скрипач-виртуоз » Интервью » 20.11.2017 Я хочу, чтобы скрипка звучала по-разному


20.11.2017 Я хочу, чтобы скрипка звучала по-разному

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Дэвид Гарретт, один из самых открытых скрипачей современности:
«Я хочу, чтобы скрипка звучала по-разному»

“Quiero que el violín suene diferente”

Немецкий музыкант, способный оттачивать виртуозность в разных жанрах и демонстрировать их возможности, выпустил альбом Rock Revolution, который и представит сегодня в Луна-парке в рамках своего тура Explosive Live.

https://www.pagina12.com.ar/77088-quier … -diferente

http://s6.uploads.ru/t/3isOe.jpg
Гарретт - виртуоз, в работах которого бок о бок стоят Моцарт, Металлика и Led Zeppelin

Сантьяго Джордано
20.11.2017

на испанском

David Garrett, uno de los violinistas más extrovertidos de la actualidad
“Quiero que el violín suene diferente”

El músico alemán, capaz de elaborar su virtuosismo yendo y viniendo por los géneros y sus posibilidades, publicó el disco Rock Revolution, que presentará hoy en el Luna Park, en el marco de su gira Explosive Live.

Por Santiago Giordano

“Hacía bastante tiempo que no hacía un álbum de rock”, dice David Garrett al comenzar la charla con PáginaI12. “En los últimos años di más espacio a mis presentaciones en el ámbito de la música clásica, grabé los Conciertos para violín y orquesta de Johannes de Brahms y Max Bruch, además de hacer un álbum con canciones originales. Después de eso fue que sentí que había llegado el momento indicado para hacer un disco de rock”, describe el violinista alemán, capaz de elaborar su virtuosismo yendo y viniendo por los géneros y sus posibilidades. Rock Revolution se llama el disco en cuestión, que Garrett presentará hoy a las 21 en el Luna Park, en el marco de su gira Explosive Live.

Considerado uno de los violinistas más extrovertidos musicalmente de las últimas décadas, Garrett, hablando de revoluciones y explosiones, ha logrado romper ciertos esquemas de circulación y fruición de la música. Si es cierto que siempre hubo quien se ocupase de romper esquemas, también es cierto que Garrett es de los que lo supo hacerlo desde el lado más espectacular, a partir de un virtuosismo instrumental absoluto, en nombre de un gusto musical sostenido en los diálogos del “crossover”. Así es como en su discografía conviven Mozart, Beethoven, Tchaikovsky y Paganini, con Metallica, Queen, Led Zeppelin, The Verve, interpretados desde el vértigo de quien no se deja alcanzar por el tiempo.

En un rincón amable de un hotel de Recoleta, Garrett conversa. El tono distendido de su charla no hace pensar en una estrella del rock o cosas por el estilo. A su alrededor solo tiene una copa con agua y su violín, con el que antes de la charla toca algunos arpegios y escalas con perfecta afinación y precisión rítmica. “Para mí hacer música se trata tanto de sentirme a gusto, como de estar inspirado, y para este disco yo estaba inspirado para el rock”, dice mientras se frota las manos.

–¿Cómo será su concierto en el Luna Park?
–Voy a tocar con mi banda, con quienes tocamos juntos desde hace diez años e hicimos arreglos para muchos temas populares de rock, pop, r&b y también de piezas clásicas. Es muy divertido para mí estar involucrado en esos arreglos. Si tengo que definirlo, digo que será un show divertido. Para el que disfruta de escuchar música, seguro será un viaje. Un viaje por la historia de la música.
–¿De qué manera influye el espacio en su manera de hacer música? Porque un teatro no es lo mismo que un estadio, ¿o sí?
–Para mí, sí. El lugar no me influye en absoluto. Porque todo lo que me resulta importante está alrededor mío, cerca. Por eso es que todo funciona igual si estamos tocando en una sala clásica o en un estadio grande, al aire libre, o como fuera. Basta con que estemos tocando juntos, escuchando lo que cada uno hace en el escenario, conectados entre nosotros y con el público. En tanto dispongamos de un buen sonido, podemos dar el máximo de nuestras posibilidades y el espacio no influye para nada.
–¿Cuándo descubrió que el violín podía ser un instrumento para hacer rock?
–No lo sé exactamente. Yo comencé a tocar música por fuera de lo estrictamente clásico cuando estaba en la secundaria, más o menos. En esa etapa, es lógico que las cosas que escuchás pasen a formar parte de lo que tratás de tocar con tu instrumento, creo que es un proceso bastante natural. Y ahí vas viendo lo que es posible, lo que no es posible. Después vas evolucionando, a medida que ves otros mundos, te ponés a buscar más piezas, que también vas llevando al instrumento. Es un proceso natural, pero que lleva más años.
–¿Cuáles son sus ídolos del rock y cuáles son sus ídolos de la música clásica?
–En la música clásica, obviamente, está la gente con la que trabajé. Mis más grandes héroes del instrumento son gente con la que trabajé mucho y con la que también he estudiado, como Isaac Stern, Yehudi Menuhin o Itzhak Perlman, con quien me gradué en la Julliard School. Si se trata de rock, el violín no es un instrumento tan frecuente, entonces tengo que ir a los grandes guitarristas del rock, como Jimmy Page o Jimmi Hendrix, gente que adoro escuchar, con gran sentido del ritmo en su instrumento.
–¿Qué piensa que hubiese hecho Paganini si hubiese tenido un violín eléctrico?
—¡Me gusta creer que hubiera hecho algo cercano a lo que yo estoy haciendo! (risas). Pero nunca se sabe… Obviamente, él llevó a otro lugar el instrumento, lo elevó para su época. Creo que todo músico apunta a ser tan creativo en el violín como lo fue Paganini, como también lo hago yo. Admiro en él no tanto la técnica y el virtuosismo que puso en las piezas, sino la creatividad para llegar a ellas, las ideas que volcó. Eso para mí es lo más admirable. Yo trato de poner creatividad para que el violín suene diferente, para llegar a nuevas técnicas. Si puedo llegar a alcanzar eso en mi vida, cambiar la perspectiva de quien escucha este instrumento, entonces podré sentirme muy orgulloso.
Hace poco, Garrett tocó el concierto de Tchaikovsky en la Scala de Milán y para el próximo año ya tiene programados entre otras cosas tocar el de Jean Sibelius con distintas orquesta por el mundo. “Mi actividad con la música clásica continua, siempre intercalada con los shows de Crossover”, asegura “el más rápido del mundo”, según el título que oficializó el mismísimo Libro Guiness de los Records.
–¿Ayuda a ser un buen músico ser el más rápido del mundo?
–Creo que primero tenés que ser un buen músico, y después viene todo lo otro. Hay que tener un poco de suerte, la mezcla entre estar en el lugar correcto y en el momento apropiado. Pero en la base de cualquier éxito está el conocimiento, la disciplina y también el talento. Todo lo demás, puede ayudarte a tocar, pero una carrera de largo aliento es mucho más que la apariencia.

КОПИРОВАНИЕ, ЦИТИРОВАНИЕ И ПЕРЕПОСТ ПЕРЕВОДОВ НА ДРУГИЕ РЕСУРСЫ КАТЕГОРИЧЕСКИ ЗАПРЕЩЕНЫ!

«Я достаточно давно не делал роковый альбом», говорит Дэвид Гарретт в интервью PáginaI12. «В последние годы большее внимание я уделял классической музыке, записал концерты для скрипки с оркестром Иоганнеса Брамса и Макса Бруха, сделал также альбом с оригинальными композициями. После этого я почувствовал, что настало время сделать роковый диск», рассказывает немецкий скрипач, способный оттачивать виртуозность в разных жанрах и демонстрировать их возможности. Речь идет об альбоме Rock Revolution, который Гарретт представит сегодня в Луна-парке в рамках своего тура Explosive Live.

Если уж речь зашла о революциях и взрывах, стоит сказать, что Гарретт, один из самых открытых музыкантов последних десятилетий, смог сломать определенные шаблоны, касающиеся распространения и предназначения музыки. Если справедливо утверждение о том, что всегда есть кто-то, кто ломает стереотипы, тогда так же справедливо то, что Гарретт – из числа тех, кто знает, как делать это красиво (взять хотя бы его абсолютное виртуозное владение инструментом), со вкусом, поддерживая диалог разных жанров. Поэтому в его дискографии бок о бок стоят Моцарт, Бетховен, Чайковский и Паганини с Металликой, Queen, Led Zeppelin, The Verve, исполняемые им умопомрачительно, и на сегодняшний день еще никто не смог сделать что-то подобное.

Гарретт разговаривает с нами в уютном уголке гостиницы Recoleta. Его спокойная манера разговора заставляет забыть о том, что он рок-звезда или что-то в этом роде. Рядом с ним только стакан воды и его скрипка, на которой еще до начала интервью он наигрывал арпеджио и гаммы с идеальной чистотой и ритмической точностью. «Для того чтобы создавать музыку, я должен чувствовать себя комфортно, быть вдохновлен чем-то, и для этого диска я был вдохновлен роком»,  говорит он, потирая руки.

Каким будет твой концерт в Луна-парке?
Я буду играть со своим бэндом, с которым мы вместе уже 10 лет. Мы сделали аранжировки ко многим популярным и роковым мелодиям, R&B, а также классике. Мне очень интересно заниматься аранжировкой. Если нужно описать мое шоу, я бы сказал, что вы получите удовольствие от него. Оно для тех, кому нравится слушать музыку. Это будет путешествие. Путешествие по истории музыки.

Как влияет место проведения концерта на твою манеру исполнения? Театр и стадион – это одно и то же или нет?
Для меня – да. На меня никак не влияет то, где я играю. Все, что важно для меня, находится рядом со мной. Все происходит абсолютно одинаково независимо от того, играем ли мы в классическом зале или на огромном стадионе, на открытой площадке или в закрытом помещении. Главное – понимать, с кем ты играешь, слушать, что каждый делает на сцене, взаимодействовать между собой и с публикой. Если мы хорошо звучим, мы можем показать максимум наших возможностей, и место проведения на это никак не влияет. 

Когда ты понял, что скрипка – это тот инструмент, на котором можно играть рок?
Точно не скажу. Я начал играть другую музыку, помимо строгой классики, когда был в старшей школе более-менее. Вполне логично, что в этом возрасте ты стараешься переложить на инструмент ту музыку, которую слушаешь. Это в порядке вещей. Потом ты начинаешь понимать, что можно сделать, а что нельзя. По мере того, как знакомишься с другим (музыкальным) миром, ты эволюционируешь, ищешь новые произведения, которые подходят твоему инструменту. Это естественный процесс, но занимает не один год. 

Кто твой рок-кумир и кто для тебя кумир в мире классической музыки?
В классической музыке, конечно, это люди, с которыми я работал. Мои самые большие герои – люди, с которыми я много работал и у которых многому учился: Исаак Стерн, Йегуди Менухин и Ицхак Перлман, у которого я учился в Джулиардской академии. Говоря о роке, скрипка – не самый распространенный инструмент в этом жанре, поэтому я ориентировался на великих роковых гитаристов, как Джимми Пейдж и Джими Хендрикс. Я обожаю их слушать, у них потрясающее чувство ритма.

Как ты думаешь, если бы у Паганини была электроскрипка, что бы он сделал?
Мне хочется думать, что он сделал бы что-то подобное тому, что делаю я (смеется). Но кто знает… Конечно, он поднял инструмент на новый уровень, он обогнал свое время. Думаю, каждый скрипач стремится быть таким же творцом, каким был Паганини. И я тоже.  В нем я ценю не столько технику и виртуозность исполнения произведений, сколько творческий подход при их исполнении, идеи, заложенные в них. Для меня это самое ценное. Я стараюсь творчески подходить ко всему, хочу, чтобы скрипка звучала по-разному, чтобы продемонстрировать разные техники. Если мне удастся достичь этого в моей жизни, т.е. заставить слушателя посмотреть на мой инструмент с другой перспективы, тогда я смогу гордиться собой.

Недавно Гарретт играл концерт Чайковского в La Scala в Милане (ошибка автора: он играл не в театре La Scala, а с оркестром театра La Scala – прим. пер.), а в следующем году уже запланированы выступления с концертом Яна Сибелиуса в сопровождении разных оркестров. «Я всегда чередую классические выступления с кроссоверными», уверяет «самый быстрый скрипач в мире», согласно Книге рекордов Гиннеса.

Титул самого быстрого скрипача в мире помогает быть хорошим скрипачом?
Думаю, что прежде всего ты должен быть хорошим скрипачом, а потом приходит все остальное. Надо быть немного удачливым, суметь оказаться в нужное время в нужном месте. Но в основе любого успеха лежат знания, дисциплина и, конечно, талант. Все остальное может помогать играть, но долгосрочная карьера – это намного больше, чем просто внешний вид.

+18

2

sintia27 написал(а):

Как ты думаешь, если бы у Паганини была электроскрипка, что бы он сделал?

Даже боюсь представить)))...

sintia27 написал(а):

Недавно Гарретт играл концерт Чайковского в La Scala в Милане (ошибка автора: он играл не в театре La Scala, а с оркестром театра La Scala – прим. пер.),

...меня очень радуют такие уточнения)))...это говорит о внимательности и неравнодушии к творчеству Дэвида (а не просто взял да перевёл)...

Ирина, спасибо за перевод!

+3

3

sintia27 написал(а):

исполняемые им умопомрачительно, и на сегодняшний день еще никто не смог сделать что-то подобное.

Маэстро такой один))

sintia27 написал(а):

Это будет путешествие. Путешествие по истории музыки.

Мое первое ощущение на моём первом концерте было правильным. Путешествие в музыку, да....

sintia27 написал(а):

Как ты думаешь, если бы у Паганини была электроскрипка, что бы он сделал?

Упс.... моей фантазии не хватило))

sintia27 написал(а):

Я стараюсь творчески подходить ко всему, хочу, чтобы скрипка звучала по-разному, чтобы продемонстрировать разные техники.

Я, наверное, никогда не пойму - КАК можно одну и ту же программу играть так, что каждый раз эмоции через край и картины...яркие, разноцветные... И на важно какой это тур - классика или кроссовер  :love:

sintia27 написал(а):

но долгосрочная карьера – это намного больше, чем просто внешний вид.

Ага.... "Ни один хороший дирижёр, ни один хороший оркестр не будет играть с вами, только потому что вы хорошо выглядите"))). В цитаты)).

Ира, спасибо за перевод! ))

+3

4

Лена, Элина, вам спасибо! Для меня такие уточнения - вполне рабочие моменты. И тем более приятно, что они оказываются для кого-то такими ценными.

+3


Вы здесь » DAVID GARRETT скрипач-виртуоз » Интервью » 20.11.2017 Я хочу, чтобы скрипка звучала по-разному