Вверх страницы

Вниз страницы

DAVID GARRETT скрипач-виртуоз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DAVID GARRETT скрипач-виртуоз » Пресса » 06.05.1993 Maestro in short trousers/ Маэстро в коротких штанишках


06.05.1993 Maestro in short trousers/ Маэстро в коротких штанишках

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://www.independent.co.uk/arts-enter … 21292.html

PRODIGIES / Maestro in short trousers: David Garrett is almost certainly the finest violinist of his generation. Mark Pappenheim reports

    MARK PAPPENHEIM
    Thursday 6 May 1993 23:02 BST

THERE'S a buzz about tonight's opening concert in the Brighton Festival. In place of the scheduled appearance by the ever-popular Kyung-Wha Chung, the audience will be treated to the British debut of a complete unknown. Announcing the substitution at a press conference earlier this year, Gavin Henderson, the festival's artistic director, hailed Chung's replacement, the German-born violinist David Garrett, as 'probably the finest player of his generation'. He need have had no fear of contradiction. For Garrett, although already in demand among such leading conductors as Abbado, Ozawa and Barenboim, is only 12 years old.

на английском...

That Brighton has scooped his British debut is down to Henderson's other role as director of the Dartington International Summer School. It was there, last summer, that the buzz first began when the little boy from Aachen (Garrett is his American-born mother's maiden name) turned up to take part in some masterclasses with the veteran Polish virtuoso, Ida Haendel.

Haendel, now 69, famously refuses to do any teaching while she is still performing herself (she plays the Sibelius concerto with Simon Rattle and the CBSO at the Proms in September) and admits that she only reluctantly agreed to do the masterclasses, anticipating the usual clutch of dismal adolescent students. 'Then all of a sudden this little boy came towards me. So I asked, as I always do, 'What are you going to play?' But instead of replying Bach or Mozart, as they usually do, he surprised me completely by saying, 'What would you like me to play?' He had this big sheaf of music under his arm and I immediately thought, 'This boy knows more than one piece.' So I said, 'Let's start with the Tchaikovsky . . .' '

The effect was electric. As David proceeded to show off his skills and his repertoire (he has 12 concertos by heart, including the Mendelssohn, which he plays tonight), word got out about the brilliant young prodigy. 'Usually you only get a handful of people sitting in on a masterclass,' says Marcus Davey, the summer school administrator, who can claim his share of the credit for having awarded David a bursary on the strength of his demo tape. 'But by the second session, the place was packed: there were about 200 people crammed in to hear what was going on.'

As Ida Haendel attests, it was not just a question of technique. 'What David has is an emotional maturity and an understanding for music that is very exceptional. He has the spirit of the music inside himself - that's what is so amazing. Also his enthusiasm. He's so dedicated. No one has to pressurise him into playing - he plays because he enjoys it.'

Haendel arranged for David to be heard by her own manager, Sir Ian Hunter, president of Harold Holt Ltd, in a room off Wigmore Street. In his long career, Sir Ian has been director of the Edinburgh Festival and founder of the Brighton Festival, as well as manager for a host of musical greats. 'The great ones have all come to me from artists whom I represent.' Perlman and Zukerman came from Stern; Anne-Sophie Mutter via Karajan. 'One that springs straight to mind, because I also first heard him in a dingy upper room off Wigmore Street, is the 12-year-old Daniel Barenboim. There the buzz came to me from the conductor Efrem Kurtz . . . Another time, I remember Yehudi Menuhin coming back from a concert at Radio Hilversum with news of an amazing young conductor called Bernard Haitink . . .'

Even with all his experience, Sir Ian was still taken by surprise at David's audition. 'It can be really rather dreary going off early in the morning to listen to someone in some dingy little top-floor room somewhere off Wigmore Street. But, as soon as David started to play, I was just filled with happiness. He radiated sheer joy in all that he played.'

Like Haendel, Hunter was struck by the maturity of David's approach. But can a boy not yet in his teens really encompass the emotional depths of the great classical masterworks? 'That's the miracle of the thing,' ripostes Sir Ian. 'Certainly it was with Menuhin. After all, he played the Elgar Concerto in his teens - and that's an extremely profound work.' For Haendel the explanation is simple - 'Talent. Either you are born with it or you are not. And David is a natural.'

This is confirmed by David's own account of how he began playing. He was four when his six-year-old brother Alexander started learning the violin - 'but every time he wanted to play, I took it away from him, so that he couldn't practise.' 'It was not very kind,' his father agrees, 'but David was very ambitious.' And it was David, his parents soon realised, who had the talent: he only had to hear a piece to be able to play it.

At five, just six months after taking up the instrument, David entered and won the junior category of Germany's Jugend Musiziert competition. It was to be the first and only competition his parents put him through. 'He has to play for music, not against other people,' says his father, who had seen the broken friendships that resulted when four of David's former classmates were sent to compete against one another in Tokyo. 'And anyway, the strongest competition is the free market.'

Having made his first concert appearance (with Gerd Albrecht and the Hamburg Philharmonic) at nine, David was well out in the market place before Dartington. He was taken on by Adler, the doyen of German agents, earlier last year, and it was through him that he got to play for the likes of Barenboim and Ozawa (reportedly reducing the latter to tears). He is now booked to do three concerts with Mehta in Munich; Abbado wants him for Chicago next year; and there is talk of Salzburg.

Inevitably there are worries about pushing a prodigy too fast. Ida Haendel, who made her own debut at 11, dismisses any such fears. 'When people ask, 'Is he ready?' I ask, 'Ready for what?' This is not a piece of steak, that you can say, do you want it medium rare or well-done? This is a violinist. He is playing very well now. Who knows? He may not be playing so well in a few years, so why not hear him now?'

Ian Hunter agrees: 'If you look back at the Menuhins, the Sterns, the Francescattis, the Ida Haendels - they were all before the public by the age of 11 or 12.' For him, it is not just a matter of snatching the fleeting moment; he suspects you could even do damage by not letting a prodigy play. 'If David doesn't get a chance to be heard - if he were put away, as it were, until he was 18 - I believe he would suffer.'

At the same time, of course, everyone is wary of letting David be paraded about as some kind of freak. Following a well-publicised private performance earlier this year in front of the Bundespresident, David was inundated with offers from virtually every small town in Germany. Even the Berlin Philharmonic tried to get in on the novelty act by booking him to open its autumn season; but, as his father points out, that would have meant throwing out some other soloist to make way - 'and this we could not do'.

It's all a question of balance and pacing, not least because, apart from his music, David still has a lot of basic schooling to get through: 'We can't let him grow up into an ignorant nincompoop,' says Ms Haendel. And of course, at only 12, he still has a lot of growing up to do. 'It's very complicated,' his father observes. 'You know, when he plays music, he feels not like a child. But when he plays tennis or football, he is like a child. He doesn't want to lose - and, if he loses, he gets angry. So it is in a way a little bit schizophren.'

There is, of course, always the danger with child prodigies that the early star-burst will be followed by burn-out. But, looking down from the vantage-point of her own 60 years on the concert platform, Ida Haendel has no such worries about David. 'I believe only those who are not truly talented will go under,' she observes. 'He's doing OK. I feel there is no danger at all.'

David Garrett, Bournemouth SO / Andrew Litton: 8pm tonight, The Dome, Brighton (booking: 0273 674357)

+2

2

Маэстро в коротких штанишках
Дэвид Гарретт почти наверняка является самым лучшим скрипачом своего поколения

Марк Паппенхайм
06.05.1993

ВНИМАНИЕ! КОПИРОВАНИЕ, ПЕРЕПОСТ И ЦИТИРОВАНИЕ ПЕРЕВОДОВ НА ДРУГИЕ РЕСУРСЫ КАТЕГОРИЧЕСКИ ЗАПРЕЩЕНЫ!

Вокруг сегодняшнего концерта, открывающего Брайтонский фестиваль, много шума. Вместо ранее заявленной популярной Чон Кён Хва (южнокорейская скрипачка – прим. пер.) публике будет представлен британский дебют абсолютно неизвестного артиста. Объявляя о замене на пресс-конференции в начале года, художественный директор фестиваля  Гевин Хендерсон охарактеризовал  заменяющего Чон немецкого скрипача Дэвида Гарретта как «наверняка лучшего скрипача своего поколения». Ему не стоит бояться опровержений. Потому что Гарретту, который уже востребован среди таких ведущих дирижеров как Аббадо, Озава и Баренбойм, всего 12 лет.

Тот факт, что именно Брайтону досталась честь его (Гарретта) дебютного выступления, обязан тому, что Хендерсон занимает также должность директора Дартингтонской международной школы музыки. Именно оттуда впервые пошла молва о маленьком мальчике из Аахена (Гарретт – девичья фамилия его матери-американки), который принимал участие в мастер-классах опытного педагога польки-виртуоза Иды Гендель.

69-летняя Гендель, известная тем, что отказывается преподавать кому бы то ни было, пока сама активно выступает (она играет Концерт Сибелиуса с Симоном Раттлом и Бирмингемским городским симфоническим оркестром на Proms в сентябре), признается, что она неохотно согласилась провести мастер-классы, ожидая обычную осаждающую толпу невыразительных подростков-студентов. «Вдруг ко мне подошел маленький мальчик. Я, как обычно, спросила: «Что ты будешь играть?». Вместо того, чтобы сказать: Бах или Моцарт, как они обычно отвечают, он абсолютно удивил меня, сказав: «Что бы Вы хотели, чтобы я сыграл?» У него подмышкой была большая охапка нот, и я тут же подумала: «Этот мальчик знает больше одного произведения». Поэтому я сказала: «Давай начнем с Чайковского…»

Эффект был поражающим. По мере того, как Дэвид демонстрировал свое мастерство и репертуар (он знал 12 концертов наизусть, включая Мендельсона, которого играет сегодня вечером), напрашивались слова о потрясающем молодом вундеркинде. «Обычно на мастер-классе сидит горстка людей, –  говорит администратор летней школы Маркус Давей, который может записать себе в заслуги решение о присуждении Дэвиду стипендии  после прослушивания его демо-записи. –  Но уже на второй части мастер-класса весь зал был заполнен до отказа: набилось около 200 человек, чтобы послушать, что происходит».

Как утверждает Ида Гендель, дело было не в технике. «У Дэвида есть эмоциональная зрелость и понимание музыки, что очень важно. В нем самом есть дух музыки – вот, что поразительно. И его энтузиазм. Он настолько предан делу. Никто не заставляет его играть. Он играет, потому что это доставляет ему удовольствие».

Гендель устроила Дэвиду прослушивание у своего менеджера, президента компании Harold Holt Ltd сэра Иэна Хантера в комнатке на Уигмор-стрит. За свою долгую карьеру сэр Иэн был директором Эдинбургского фестиваля, основателем Брайтонского фестиваля, а также менеджером многих великих музыкантов. «Все великие пришли ко мне в свое время от артистов, которых я представлял. Перлман и Цукерман пришли от Стерна, Анн-Софи Муттер – от Караяна. Кто приходит мне сейчас на ум, т.к. я тоже слушал его в грязной комнате на верхнем этаже на Уигмор-стрит, так это 12-летний Даниэль Баренбойм. Тогда о нем я услышал от дирижера Ефрема Курца… Еще один случай, я помню Йегуди Менухина, вернувшегося с концерта на Радио Hilversum с новостью об удивительном молодом дирижере Бернарде Хайтинке…»

Даже имея такой опыт, сэр Иэн был удивлен, услышав Дэвида. «Это так скучно идти куда-то рано утро, чтобы прослушать кого-то в какой-то грязной маленькой комнате на последнем этаже где-то в районе Уигмор-стрит. Но как только Дэвид начал играть, меня переполнило счастье. Он излучал неподдельную радость, чтобы он ни играл».

Как и Гендель, Хантер был поражен зрелостью исполнения Дэвида. Может ли мальчик, который еще даже не подросток, постичь эмоциональную глубину великих классических шедевров? «Это просто чудо», быстро парирует сэр Иэн. «Так было с Менухиным. Он же играл Концерт Элгара в подростковом возрасте, и это было очень глубокая работа». Для Гендель ответ прост: «Талант. Ты или рождаешься с ним, или нет. У Дэвида он заложен природой».

Это утверждение доказывает сам Дэвид, объясняя, как он начал играть. Ему было 4 года, когда его 6-летний брат Александр начал учиться играть на скрипке. «Но каждый раз, когда он хотел играть, я забирал у него скрипку, чтобы тот не мог заниматься». «Это было не очень хорошо, –  соглашается его отец. – Но Дэвид был очень амбициозным». И родители скоро поняли, что талантом наделен Дэвид: ему было достаточно только услышать произведение, чтобы воспроизвести его.

В пять лет, спустя 6 месяцев после того, как он взял инструмент в руки, Дэвид принял участие и победил в младшей категории участников в немецком конкурсе Jugend Musiziert. Это был первый и единственный конкурс, на который его отправили родители. «Он должен был играть ради музыки, а не против людей, –  говорит его отец, который видел, как разрушилась дружба четверых бывших одноклассников Дэвида, которых отправили в Токио соревноваться друг с другом. –  В конечном итоге, самый строгий конкурс – это свободный рынок».

Дав свой первый концерт в девять лет (с Гердом Альбрехтом и Гамбургским симфоническим оркестром), Дэвид давно уже был на этом рынке перед тем, как появиться в Дартингтоне. В начале года его взял дуайен немецких агентов Адлер, уже после него он играл с такими именами, как Баренбойм и Озава (которого растрогал до слез). Сейчас он ангажирован на три концерта с Метой в Мюнхене, Аббадо хочет играть с ним в Чикаго в следующем году, также идут разговоры о Зальцбурге. 

Неизбежно возникают опасения, не слишком ли быстро продвигают вурдеркинда? Ида Гендель, которая сама дебютировала в 11, отвергает все страхи подобного рода. «Когда люди спрашивают: «А он готов?», я задаю вопрос: «Готов для чего?» Это не кусок стейка, заказывая который, тебя могут спросить, хотите ли вы его с кровью или полностью прожаренным. Это скрипач. Он играет очень хорошо сейчас. Кто знает, может, через несколько лет он не будет играть настолько хорошо. Так почему не слушать его сейчас?»

Иэн Хантер соглашается: «Посмотрите на Менухина, Стерна, Франческатти, Иду Гендель – все они выступали на публике уже к 11-12 годам». Он считает, что дело не в том, чтобы успеть ухватить момент. Он подозревает, что можно даже навредить, не давая выступать вундеркинду. «Если Дэвиду не дать шанс быть услышанным, если бы его придерживали, как это бывает, лет до 18, полагаю, он бы очень страдал».

В то же время, конечно, все опасаются, что Дэвида выставят каким-то чудаком. После широко известного частного выступления в начале этого года перед Президентом Германии на Давида обрушились приглашения практически из каждого маленького городка Германии. Даже Берлинская филармония пыталась использовать эффект новизны и ангажировать его для открытия осеннего сезона. Но, по словам его отца, это означало, что кому-то из других солистов было бы отказано: «Мы не могли так поступить».

Не в последнюю очередь это вопрос баланса и постепенного развития, потому что помимо музыки Дэвид должен получить базовое образование. «Мы не можем позволить ему вырасти невежественным простофилей», говорит госпожа Гендель. И конечно, в свои 12 ему есть еще чему поучиться. «Это очень сложно, –  замечает его отец. –  Вы знаете, когда он играет музыку, он не ощущает себя ребенком. Но когда он играет в теннис или в футбол, он все же ребенок. Ему не нравится проигрывать, и если это случается, он злится. В этом он немного шизофреник».

Конечно, всегда существует опасность, что за ранним бурным стартом последует «выгорание» вундеркинда. Но, глядя с высоты своих 60 лет на профессиональной сцене, Ида Гендель не испытывает таких волнений в отношении Дэвида. «Я считаю, что не выдерживают только те, кто не достаточно талантлив. С ним все в порядке. Я чувствую, что такой опасности нет».

+29

3

ИРА спасибо !! http://s8.rimg.info/770d4fd9760c4b089c65e413d5b1b1f7.gif   http://s8.rimg.info/770d4fd9760c4b089c65e413d5b1b1f7.gif 
Конечно, всегда существует опасность, что за ранним бурным стартом последует «выгорание» вундеркинда. Но, глядя с высоты своих 60 лет на профессиональной сцене, Ида Гендель не испытывает таких волнений в отношении Дэвида. «Я считаю, что не выдерживают только те, кто не достаточно талантлив. С ним все в порядке. Я чувствую, что такой опасности нет».

....и с ним действительно все в порядке, и дай Бог чтоб наш Маэстро с каждым годом не "выгорал",а всё ярче и ярче "горел" и своим теплом,любовью и музыкой души нас согревал..... http://s.rimg.info/3c29472e16150f8634b04104fff23fd0.gif   http://s.rimg.info/3c29472e16150f8634b04104fff23fd0.gif

+3

4

Спасибо за перевод! Хорошая статья. Прочитала с удовольствием!

+3

5

Спасибо за статью!!! По прошествии стольких лет, даже читать страшно- малыш!!!! Как он выстоял!!!!! Судьба?! Талант, ангелы хранители( в том числе и родители)! Поцелуй Бога!!!! Успехов тебе Маэстро!!!!!! :love:  :D

+2

6

Просто ПОТРЯСАЮЩАЯ статья! Удивительно, как она ещё сохранилась в сети!!!

ИРИНА, огромная благодарность за перевод!!!

+8

7

Да что я ))) Это Лёне большое спасибо за такую находку!

+1

8

Прочитала на одном дыхании!!!! Великолепно!!! Огромное спасибо за перевод😘

+1

9

«Он должен был играть ради музыки, а не против людей, –  говорит его отец "
   А я всё думала, почему он не участвовал в конкурсах, а оказывается вот почему. Даже зауважала его отца за это! Несмотря на все перегибы воспитали родители Дэвида просто прекрасно.
Спасибо за перевод.

+3

10

Огромное спасибо создателям форума, так радостно, что эта идея  - знакомство с переводами статей и прочих материалов о ДГ воплощена в жизнь.  Я на форуме впервые - думаю, что мне простительна подобная восторженность.  Еще раз - моя огромная признательность создателям и переводчикам!

+1

11

ОльгаЮ, добро пожаловать! Восторгайтесь, сколько душе будет угодно, не сдерживайтесь, тут прощать не за что)))...и спасибо за добрые слова! Располагайтесь, наслаждайтесь!

0

12

Спасибо.ОГРОМНОЕ!!!интересно ВСЁ!

+1


Вы здесь » DAVID GARRETT скрипач-виртуоз » Пресса » 06.05.1993 Maestro in short trousers/ Маэстро в коротких штанишках