Вверх страницы

Вниз страницы

DAVID GARRETT скрипач-виртуоз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DAVID GARRETT скрипач-виртуоз » Интервью » 22.10.2015 Лучше быть самым красивым скрипачом, чем самым страшным


22.10.2015 Лучше быть самым красивым скрипачом, чем самым страшным

Сообщений 21 страница 40 из 129

21

пришёл журнальчик! Сканирую...

http://s7.uploads.ru/t/1wcPQ.png

+10

22

Elina написал(а):

пришёл журнальчик! Сканирую...

Ура!

Ой мама дорогая.... Это я фото увидела)))

Отредактировано Лёна (24.02.2016 15:07)

0

23

Лёна написал(а):

Ой мама дорогая.... Это я фото увидела)))

все-таки ,Дэвида испортить невозможно.Хорош!

0

24

УБЕДИТЕЛЬНАЯ ПРОСЬБА КО ВСЕМ! Эти фото (как и фото из поста 21) НИКУДА не распространять! Это запрещёнка.

http://s6.uploads.ru/t/myvt0.png
http://s2.uploads.ru/t/4LtOg.png
http://s3.uploads.ru/t/16kS3.png

+8

25

Elina написал(а):

Ужасные фото, конечно же, но зато мы теперь знаем, как будет выглядеть Дэвид лет в 60-70)))...

Ха! Беру свои слова обратно!)))...В журнале он выглядит абсолютно нормально!)))...

0

26

Elina написал(а):

В журнале он выглядит абсолютно нормально!)))...

На бумаге и даже в самом лучшем скане - разное восприятие)). Ну не идет ему зеленый цвет/фон вот в таком оттенке)) Но Маэстро всё равно прекрасен))

0

27

Меня они восхищают! Это так необычно ! Так стильно и невероятно брутально! Сладкий мальчик здесь выглядит как закаленный в битвах воин! Прекрасный и мужественный! Срочно этот образ в кино!
Жду статью с нетерпением! Спасибо!

+4

28

Olgana1000000 написал(а):

выглядит как закаленный в битвах воин!

Короче говоря, Викинг))

0

29

Лёна написал(а):

Короче говоря, Викинг))

Да!!!!! Вся суть Викинга,Бога морей,сражений ,побед! Воин вечно воюющий с посредственностью и банальностью! )

0

30

Olgana1000000 написал(а):

Да!!!!! Вся суть Викинга,Бога морей,сражений ,побед! Воин вечно воюющий с посредственностью и банальностью! )

Ещё чуть-чуть и,видимо, будут стихи))

0

31

Легко!))))))

0

32

Olgana1000000 написал(а):

Легко!))))))

Только в другую тему, если что)))

0

33

Нет проблем)

+1

34

Olgana1000000 написал(а):

Жду статью с нетерпением!

...уже засела за перевод)))...

+4

35

Elina написал(а):

...уже засела за перевод)))...

http://s8.rimg.info/08539972e1e60d23599af43960361f90.gif

0

36

Скоро не обещаю, там ооооочень много...

0

37

Я же говорила что они красивые, не страшные  http://s8.rimg.info/ce4c58c554a2573ffee82c7f76e6b28e.gif   http://s8.rimg.info/94df2c14b355171946255d898e0a04cc.gif

0

38

Elina написал(а):

Скоро не обещаю, там ооооочень много...

Мы будем ждать сколько нужно))

0

39

Лучше быть самым красивым скрипачом в мире, чем самым страшным

23.09.2015, Берлин. Встреча со скрипачом Германии  номер один затягивается. Сначала - он пришёл на два часа позже ожидаемого времени, потом - своё время с ним проводят кино- и фотокоманды. Наша очередь наступила лишь ранним вечером. Гэрретт сначала немного удивился тому, что его интервью-марафон ещё не окончен, однако сразу же после этого пришёл в себя: "Окей, ещё раз полностью сосредоточиться". В арендованной фотостудии мы садимся на пол, скрестив ноги, и беседуем о классике и кроссовер-е, о неправильном восприятии и идиотизме  шоу, а так же очень искренне о некоторых критических пунктах, которые можно найти в Дэвиде Гэрретте и его творческом пути. Сам он всё это время оставался абсолютно раскрепощённым (спокойным, расслабленным).

ВНИМАНИЕ! КОПИРОВАНИЕ, ЦИТИРОВАНИЕ И ПЕРЕПОСТ НАШИХ ПЕРЕВОДОВ НА ДРУГИЕ РЕСУРСЫ КАТЕГОРИЧЕСКИ ЗАПРЕЩЕНЫ!

Господин Гэрретт, чтобы ухватить смысл названия Вашего нового альбома "Explosive": что именно может привести Вас к взрыву?
Дэвид: в негативном смысле? (задумался). Мне абсолютно не нравится непунктуальность, и если люди несерьёзно относятся к своей работе. Если я замечаю у людей, что они ровно в девять приходят на работу, ровно в пять заканчивают, а на выходных до них не дозвониться, несмотря на то, что предстоит что-то важное, что обязательно нужно сделать. Конечно же, я понимаю, что у них есть семьи и они ведут другой образ жизни, отличающийся от  моего, и что работа для них это просто работа. Но я живу своей профессией, и поэтому для меня иногда очень сложно это понять. Если я отправляю электронное письмо и в ответ получаю сообщение, что адресат в определённое время находится вне зоны доступа, то я сразу думаю: "Ты, идиот, у нас столько всего впереди, а ты устроил себе свободное время? Ёлки-палки! Ты закрылся, потому что ты уже богат, или что?"   

А какие позитивные вещи могут привести Вас к взрыву?
Дэвид: О, вообще-то всё замечательное, что есть  в жизни: прогуливаться, дышать воздухом, просыпаться утром и делать себе хороший кофе. Хорошо поесть, надеть офигительные ботинки, выйти на улицу. Знакомиться людьми, поужинать с симпатичной девушкой, провести по-настоящему хорошую беседу. Или вечером полежать в ванне, хорошая кровать с офигительной подушкой: всё это я нахожу возвышающим и отрадным (приятным). "Взрываться" - это, наверное, слишком экстремальное определение для всего этого, но  эти вещи меня реально радуют и приводят в эмоциональное равновесие.

Есть ли такие произведения, которые до сих пор заставляют Вас взрываться во время их исполнения на сцене? Даже если Вы играли их уже сотни раз?
Дэвид: конечно, всегда! То произведение, которое я в данный момент исполняю на сцене, становится моим любимым произведением.  Это как у актёра, который получает пользующуюся большим спросом роль. И хотя  я не актёр, но я музыкант, который желает вдохнуть жизнь в произведение.  Если я это играю, то на тот момент это произведение должно быть для меня самым офигительным произведением в мире. При этом абсолютно не важно, что именно ты играешь. Но необходимо полностью в это погрузиться, взять с собой всё возможное и вытащить всё возможное.

Никаких следов рутины?
Дэвид: только в плане того, что ты, конечно же, подготовлен, и  благодаря этой подготовке держишь в  голове определённые технические моменты. Тренировка определённой спонтанности, реагирования по ситуации и готовности к этому - это тоже должно присутствовать. На сцене же надо отдаться течению (не сдерживать себя), но, конечно же, в рамках интерпретации. Однако, элемент спонтанности очень важен - для того, чтобы прожить этот момент и насладиться им и сотворить на сцене нечто интересное и живое.

Вопрос о рутине возник исходя из ответа Вашего коллеги Найджела Кеннеди, который дал интервью GALORE, в котором он сказал, что даже он, при всём желании, иногда на концертах уже не может слышать Вивальди.
Дэвид: ну хорошо, он играл Вивальди уже раз пятьсот, и это ещё заниженная цифра. Когда играешь что-то так много раз, то неудивительно, что  в какой-то момент это начинает раздражать. Я не смог бы так - на протяжении многих лет постоянно интерпретировать "Времена года" по-новому. Замечательное произведение, несомненно, и Найджел - превосходный скрипач, но так часто исполнять одно и то же - в какой-то момент и мне  это давалось бы с трудом.

читать дальше

Объясните нам немного, пожалуйста, разницу между техникой и выразительностью.
Дэвид: техника должна присутствовать априори. Мимо этого не пройти. Как бы здорово ты ни интерпретировал - если ты не можешь играть, то это будет абсолютно неинтересно. Потому что как и слушатель ты не можешь расслабиться из страха, что может произойти нечто непредвиденное. Из техники вытекате,  первую очередь, понимание музыки. То есть понимание композиторов, времени, когда было написано произведение, а так же понимание партитур, в которых записано произведение. Всегда нужно знать: кто, что и когда играет? Можно слушать скрипичный концерт и распознать в нём только бегущую автомагистраль. Но когда ты знаком с каждым голосом в партитуре, то эта автомагистраль подразделяется на множество мелких нюансов и деталей, и только тогда можно вести разговор с инструментом. Если солист замечает, что кларнетист каждый раз фразирует немного по-другому, то он может ответить на это своим инструментом. Только так получается живая музыка.

Вам всегда приносит удовольствие игра на скрипке?
Неее (смеётся). Вставать по утрам и играть гаммы -  какое это удовольствие? В этом случае это и есть рутина.
Вам действительно необходимо до сих пор заниматься гаммами?
Дэвид: о да, это абсолютно обязательная программа. Это как у балерины, которая каждое утро встаёт  к станку и работает над своими плие. Или как у футболиста, который во время тренировки старается как можно дольше удерживать мяч в воздухе. Это всё элементарно, чтобы потом, на сцене, чувствовать себя комфортно. Потому что там ещё  нервы, давление, лихорадка (спешка), прожекторы слишком горячие, а костюм где-то жмёт - и несмотря на всё это нужно выдать самый лучший результат и, прежде всего, полную сосредоточенность. Для всего этого необходима оптимальная подготовка, чтобы всё получилось. Поверьте мне: зачастую на сцене ты совсем по-другому ощущаешь свои руки, чем дома в своей собственной комнатке. Поэтому постоянные занятия - какими бы монотонными и скучными они ни были - обязательны. Если не чистить зубы по вечерам, то можно заработать кариес. А я не хочу заработать музыкальный кариес, поэтому чищу свои скрипичные зубы гаммами.

Несмотря на всю подготовку, заметно ли в Вашей игре влияние Вашего состояния (формы)?
Дэвид: конечно. Я всегда знаю точно, когда у меня возникает дефицит. Послдение дни я не мог достаточно заниматься, из-за промоушна, и всё равно только что играл. И сразу же заметил: уффф, надо бы сегодня ночью потренироваться, так как через два дня у меня снова концерт. Слушателям всё равно, как я провёл эти три дня до концерта, они ждут от меня самого лучшего. Это так же и моя ответственность: воздать должное  всем, но прежде всего - музыке.

Поговорим немного о шоу-элементе в классике. Коллега Найджел Кеннеди сетовал в своём интервью на то, что у него создалось впечатление, что на сегодняшний день шоу и внешний вид солиста ценятся больше чем само исполнение.
Дэвид: это странный комментарий от того, кто ходит с ирокезом на голове (смеётся).

Он привёл тогда в пример концерт, в котором он увидел красавицу виолончелистку, на метр возвышающуюся над оркестром, прекрасно освещённую, но исполняющую абсолютно бездушно.
Дэвид: действительно, есть такое. Но это, конечно же, чистый идиотизм. Уже потому, что виолончель звучит намного лучше, когда она находится внизу. Это известно уже как лет триста.

И всё-таки: совсем отказываться от элемента шоу Вы тоже не хотите.
Дэвид: в самом шоу нет ничего страшного, оно вполне может быть частью гезамткунстверка (объединённое, универсальное произведение искусства...прим.пер.). Напомню о Вагнере, который построил для себя Дом Оперы и совместно  с архитектором разработал план здания, осуществившего возможность идеального звука и идеальной продукции (представлений, выступлений). Но продукция никогда не должна мешать самой музыке. Если это хорошая продукция, то она только увеличивает музыкальную составляющую. Так как в итоге зрителю, сидящему в зале, очень хочется на некоторое время забыть о многих вещах, блуждающих в его голове.  В моём случае я позволяю себе, с помощью шоу, озаботиться тем, чтобы он (зритель) отключался моментально. В общем, если есть возможность - а опера не делает ничего другого, начиная с 16-го века - погрузить голову зрителя в историю, мелодию и эмоции, то  нет ничего предосудительного в том, чтобы эти возможности использовать.

Нет ли при этом риска, что сама музыка отойдёт на второй план?
Дэвид: нет. Если я делаю кроссовер-продукцию, то там, конечно же, много всего: там есть танцовщицы, сценические элементы, немного пиротехники - но всё это никогда не должно конфронтировать  с музыкой,  а быть с ней единым целым. Конечно, на "Металлике" можно позволить себе по настоящему оторваться в визуальном плане. Но в классике я очень консервативен и всегда имею потребность представлять её так, какой она была задумана изначально. Играть концерт Бетховена на трёхметровом помосте - это полная чушь. Потому что солисту нужно точно слышать, что играет оркестр. Кто-то не зря же придумал, что солист должен находиться в непосредственной близости от дирижёра, и нет никаких оснований это менять. Уже 20, 30-ти  сантиметровое движение инструмента влево или вправо значительно изменяет звучание. Сцена, располагающая солиста таким образом (имеет в виду про трёхметровый помост...прим.пер), означает компроментирование музыки. И я таким не занимаюсь.

Разве не является одной из форм компроментирования классической музыки исполнение фрагментов великих мастеров в таких ТВ-программах как "ZDF-Fernsehgarten" или "TV total"?
Дэвид: нет, напротив. Я нахожу великолепным тот факт, что туда вообще приглашают с такими старинными произведениями.

Вы скромничаете - Вы всё же являетесь немецкой супер-звездой среди классических исполнителей.
Дэвид: но меня приглашали уже тогда, когда я не был ею. И я ставлю это в большую заслугу этим тв-программам и их авторам. У меня нет боязни каких-либо контактов - до тех пор, пока для меня это оправдано в плане качества, формат передачи мне безразличен. Говоря утрированно: если я в общественном туалете  хорошо играю какое-то произведение, то я буду рад этому так же, если бы я стоял на сцене Берлинской филармонии.

Мы можем сойтись на том, что эти приглашения Вы получаете не только благодаря Вашей выдающейся игре?
Дэвид: возможно, это связано так же и с тем, что я был интересен ещё чем-то помимо своей игры, но это, в конечном счёте, не важно. Элвис Пресли тоже был обладателем не только офигительного голоса, но и хорошенькой внешности. И это нормально, что  эта комбинация встречается на сегодняшний день и в классике. В конце концов, Мария Каллас голодала до изнеможения, чтобы выглядеть на сцене сексуально. Но и обратное представление я нахожу абсолютно абсурдным - весить 250 килограмм и носить интеллектуальные роговые очки, чтобы быть принятым всерьёз как классический музыкант. Талант и внешность не должны взаимоисключать друг друга. Посмотрите на Йонаса Кауфмана - он и эффектен и великолепный певец! Это меня и раздражает в некоторых критических статьях: когда при прочтении оных у меня возникает ощущение, что мне нельзя выглядеть так, как я выгляжу, дабы заслужить уважение как музыкант.

Кстати, о критике: возникает чувство, что зачастую речь больше идёт не о самой критике, а о желании прямо-таки позлорадствовать над Вами.
Дэвид: да, это так. И даже это нормально, если при этом обращается хоть какое-то внимание на музыку. Но чаще всего этого не происходит вообще. (задумался) Я всегда говорил своему отцу, который происходит из мира чистой классики: "Послушай, когда-нибудь обо мне напишут офигительную критику, пресса будет меня боготворить - но самое позднее в тот момент я больше не получу приглашения в "TV Total"!" (смеётся)

То есть, Ваша внешность - это, в конечном счёте,  недостаток (изъян), мешающий публичному восприятию Вас как качественно ценного скрипача?
Дэвид: скажем так: она (внешность) немного усложняет дело. (смеётся) Если я решаюсь выйти на сцену в сникерах и играть Бетховена, то определённые  консервативные круги сразу же отнесутся ко мне с предубеждением. При этом ни одной ноты я  не играю по-другому, как если бы на мне были надеты лаковые туфли.   Причиняю ли я этим самым боль Бетховену? Напротив: я играю, возможно, даже ещё лучше, потому что чувствую себя на сцене комфортно. То есть, если зайти ещё дальше, то можно сказать так: мой неподобающий выбор обуви только пойдёт на пользу произведению, оркестру и тем самым всему концерту. И зачастую уже одного этого достаточно для резкой критики в мой адрес.

От "вундеркинда", через "бунтаря скрипки" и "дьявольского скрипача",   до "самого красивого скрипача в мире" и "скрипача кроссовер-а". Вам подходят все эти штампы (ярлыки)?
Дэвид: трудно сказать, не я их навесил сам на себя. И у меня нет впечатления, что моё музыкальное развитие как музыканта проходило именно через такие этапы. Что касается самих терминов: оглянувшись недоумённо вокруг, думаешь: "Ну что ж, могло быть и хуже". Лучше быть самым красивым скрипачом в мире, чем самым страшным. (смеётся) Всё это надо принимать с юмором. Такой штамп предполагает, что люди находят тебя довольно интересным, раз  вообще заморачиваются с придумыванием штампов. Ничего плохого в этом нет. И самое классное, что  я могу сделать, это сделать в следующий момент нечто противоположное тому, что включает в себя понятие актуального штампа.

Не является ли именнно это причиной того, что Вам с трудом удаётся быть воспринятым серьёзно, по сравнению с другими мировыми звёздами классики?
Дэвид: нет, совершенно нет. Доказательство тому - мои ежегодные замечательные концерты. А именно - с первоклассными оркестрами в самых прекрасных  концертных залах мира. Люди из высшего ранга классики, которые меня приглашают для совместной работы, делают это не потому, что я играю кроссовер или потому, что я симпатичный парень. Они это делают потому, что убеждены в моём качестве солиста и хотят поработать со мной над Брамсом, Бетховеном или Сибелиусом. Другими словами: я знаю, что я умею играть, и нет такого критика, который заподозрил бы меня в недостаточном интонировании или нехватке техники. В чём заключается критика - это либо выбор моей одежды и как это неуважительно, либо этот повторяющийся  аргумент выразительности. Это чудесное неопределённое средство стиля, чтобы покритиковать артиста, которое, к слову,  всегда присутствовало в искусстве. Даже Ван Гог и Пикассо вынуждены были в своё время  терпеть нападки из-за своего выражения в искусстве.   Обо мне любят писать: "Это идеально только в техническом плане, у него нет души". Что тут ещё аргументировать? Сам для себя я знаю, что это не так. И люди, которые работают со мной, очевидно, тоже.

Аргумент, что Вы со своим кроссовер-ом "опошляете" (дословно: разбавляете водой...прим.пер.)  в какой-то мере классику, Вы не принимаете?
Дэвид: и здесь тоже всё наоборот: для меня кроссовер только тогда имеет смысл, когда ты знаешь, где твой дом и откуда ты пришёл. Кроссовер без классической базы не имел бы для меня ни смысла, ни понимания. Для комбинирования различных жанров необходима чёткая музыкальная база. В тот момент, когда ты привносишь (смешиваешь) в произведение что-то другое, ты используешь музыку, в первую очередь, как средство увлечь  (заинтересовать) публику, которая до этого, возможно, никогда не интересовалась классикой. Но если ты  уже пробудил в них этот интерес, то необходимо захватить людей качеством, чтобы при следующем шаге представить им то, с чем они до этого вообще не были знакомы.

Но в этом контексте немного удивляет обложка Вашего нового альбома. Вы действительно хотели именно этого?
Дэвид: да, хотел. Что Вас смущает?

Если быть довольно откровенным: это мало похоже на классический альбом, а больше на плакат красавчика, предназначенный для прикрепления на шкафчик  гомосексуального автомеханика.
Дэвид: (смеётся) если ещё дальше поиграться этой мыслью и сказать, что этот альбом покупают даже автомеханики, потому что им понравилась обложка, то я думаю, что многое сделано правильно. К тому же, я считаю, что автомеханики - замечательные люди. Я реально буду очень рад узнать, что это фото висит где-нибудь в автомастерской на одном из шкафчиков. Освоена новая аудитория.

С альбомом "Explosive" Вы решились на следующий шаг как кроссовер-артист, а именно - на Ваши собственные композиции. Как Вы сочиняете?
Дэвид: всегда по-разному. Есть композиции, рождённые в ночи, в те моменты, когда я просто что-то напеваю, до тех пор, пока не вылупится  мелодия. Для других композиций я активно ищу технически сложную базу и потом из этого мастерю  композицию, до того сложную технически, чтобы можно было сказать: это хорошая скрипичная партия.

Для чего вообще такое демонстрирование умения, при котором сложная техника является базовой для композиции?
Дэвид: ничего неправильного нет в том, что хороший исполнитель ищет чего-то виртуозного. Особенного, когда знаешь, что когда-нибудь ты будешь играть эти вещи вживую на концерте, то нельзя писать альбом, состоящий только из элегичных композиций. Для меня альбом должен исполнять не только роль диска, но я ещё и должен выступать с ним в турах. Например, в композиции "Furios", о которой Вы, вероятно, сейчас говорите, я думаю довольно визуально и представляю, насколько офигительно будет выглядеть то, что творится там в левой руке. Например, для восьмилетнего ребёнка это могло бы быть настолько захватывающе, что он потом, возможно, захочет сам играть на скрипке.

Благодаря чему хорошая композиция становится грандиозной?
Дэвид: этого Вам никто не скажет. Даже Бетховен, наверное, ответил бы: "Уф!". А этот коллега так много мастерил и исправлял в своих произведениях, что ему-то уж это должно быть известно. Я думаю, что очень важны самооценка и вкус композитора. Нужно просто знать, где мусор. Я редактирую и выкидываю, наверное, столько же, сколько и пишу. Определённый базовый инстикт в плане мелодии и гармонии должен, конечно же, быть в наличии, ему нельзя научиться. И в этом я вижу талант: распознавать (чувствовать, иметь чутьё), что должно остаться, а что не имеет значения. Никто не знает изначально, пишет ли он как раз хит номер один. И именно те, кто постоянно кричит о том, что написал именно такой хит, никогда, как правило, не становятся номером один.  Люди, которые слишком важничают, никогда не достигнут успеха. Потому что при обратной ситуации - именно сомнения в себе являются самым большим стимулом для артиста.

После нашего разговора, однако, очень нелегко представить Вас, полным сомнений в себе, в Ваших Нью-Йоркских апартаментах.
Дэвид: однако такое случается. Даже часто. Если бы я в себе не сомневался, то я бы не занимался ежедневно так много. Моя дисциплина происходит из факта, когда я себе говорю: "Вчера было хорошо, но сегодня я хочу быть немного лучше".

Это изречение Вы несёте с собой ещё из детства?
Дэвид: безусловно. Иногда это даже похоже на болезнь, потому что ты никогда собой не доволен. После замечательного концерта я недолгое время ещё наслаждаюсь аплодисментами, но потом сижу в гримёрке и думаю: "Так, что у нас там завтра? Что для этого ещё нужно сделать?" Я сам себя постоянно заставляю работать, потому что лень - она во всех нас есть, и самая большая задача нашего разума - побеждать эту лень. Достичь успеха - легко, а вот удержать его - очень трудно. Особенно, когда сознательно постоянно осмеливаются (сильно рискуют) идти вперёд, как это очень нравится делать мне. Без позиции "Это было хреново, и именно поэтому я попробую ещё раз" - ничего не получится. Это, действительно, связано: кто не готов иногда выглядеть идиотом, тот никогда не скажет ничего умного. Надо иметь яйца в штанах, чтобы сказать - или сделать - что-то дерьмовое. Только так научишься реально распознавать дерьмо.

Кстати: совершенно очевидно, что Вы очень любите разных композиторов. А есть кто-то, кого Вы находите дерьмовым?
Дэвид: хотите от меня сейчас мерзкой непочтительности? (думает) Ну хорошо: Джон Кейдж (John Cage). Я такое не понимаю. Когда всё до такой степени абстрактно, и музыка используется в качестве гиммика* - что самое смешное, именно это приписывают постоянно мне - то мне с этим не по пути. Это именно то, чего я не хочу. В конечном счёте, я всегда предоставляю замечательный продукт, содержащий в себе качество, и в котором музыка, естественно, упакована должным образом. Но до тех пор, пока это не отвлекает от замысла музыки, это не является гиммиком.

Чисто гипотетический вопрос напоследок: кем бы Вы стали, если бы Ваш отец торговал не скрипками, а блок-флейтами?
Дэвид: тогда мы, наверное, видели бы очень много блок-флейты в вечерней программе немецкого телевидения. (смеётся)


* ГИММИК [англ. gimmick - новинка, диковинка; хитроумная уловка] - рекламный прием; система привлечения внимания покупателей к новым товарам с помощью ярких витрин, рекламных щитов, необычных названий товаров, организации конкурсов покупателей и т.д.

+34

40

Elina, спасибо!!! Дэвид мудрейший человек!!!

+3


Вы здесь » DAVID GARRETT скрипач-виртуоз » Интервью » 22.10.2015 Лучше быть самым красивым скрипачом, чем самым страшным